Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

О солидарности в обществе устами Ильи Фарбера. Плюс несколько слов об отсутствии оной

Оригинал взят у sivilia_1 в О солидарности в обществе устами Ильи Фарбера. Плюс несколько слов об отсутствии оной

И. ВОРОБЬЕВА – Вашим вопросом журналистам были вопросы о том, вышли ли на свободу все «узники Болотной», Платон Лебедев и так далее. Почему вы спросили именно про них? Такое ощущение, что сейчас… потому что все, кто выходят, они все говорят, что вот, «подождите, а вот эти еще не вышли, а вот эти не вышли…» Такое ощущение, что вы все на самом деле другу с другом знакомы, и просто все время друг про друга спрашиваете, знаете, как какое-то семейное какое-то уже получается…

И.ФАРБЕР – Это, знаете, отчего, наверное? Во-первых, солидарность у заключенных – это то, что должно быть, и это должно быть, вообще, в обществе – солидарность, некая общность и внимание друг к другу и забота друг о друге. Но, я думаю, что мы спрашиваем не только поэтому, не только из одной солидарности. Потому что я бы тогда назвал еще очень много имен и фамилий. Я еще знаю многих людей, которые сидят незаконно. Почему я спросил именно про участников митинга на Болотной, почему про Платона Лебедева и Алексея Пичугина – потому что это те люди, которых власть решила выпустить не по милости по своей, а уступая общественному давлению.

И. ВОРОБЬЕВА – То есть, часть «болотников» и Михаила Ходорковского.

И.ФАРБЕР – Ну, вот, я думал сегодня, что уже всех отпустили «болотников». Если нет – надо их отстаивать дальше, конечно. Я думал, что и Платона Лебедева выпустили, раз выпустили Ходорковского. Если нет, то опять же… ну, как сказать – ясно, надо работать. И Алексей Пичугин тоже. Это катастрофа – его срок и то, что с ним сделали. Я думаю, что не много времени пройдет, и они все окажутся на свободе. Потому что – не знаю – наша берет, по-моему.

На мой взгляд, замечательно Илья Фарбер сказал о солидарности, необходимой обществу. Огромная благодарность ему за то, что не просто не забыл, а спросил в первую очередь о судьбах других политзаключенных. На этом фоне еще большее сожаление вызывает поведение некоторых коллег-журналистов, не спосособных ни услышать, ни запомнить то, что отвечает им интервьюируемый (особенно некоторые фамилии).


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments