Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

Categories:

КАК ИЗ НАС ДЕЛАЮТ БЫДЛО о технологии информационного террора (продолжение 1 )

Татьяна Леонидовна Миронова
КАК ИЗ НАС ДЕЛАЮТ БЫДЛО

+ + +
ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА ПРОТИВ РУССКОЙ НАЦИИ

После нашей победы в Великой Отечественной войне стало очевидным, что никто не пойдет больше на Россию ратью, убедились враги: чем сильнее на нас внешний натиск, тем упорнее, ожесточеннее, победительнее русское сопротивление. Хотя очевидно и другое: никто не собирается оставлять Россию ее народу. Мечта поработителей России извечна, что в семнадцатом году, что в сорок первом, что ныне: Россия без русских. К этой цели они двигаются настойчиво, терпеливо и упорно, и сегодня близки к ней как никогда. И впрямь, разве не отданы мы в наших городах и селах на поток и разграбление иноземцам, вместе с семьями и нехитрым имением разорены приватизациями, денежными реформами, финансовыми пирамидами? Разве не сидим голодными, не получая денег за работу, разве не сдают матери свою кровь, чтобы на вырученные гроши накормить детей? Разве не скитаемся беженцами по родной земле, потому что с насиженных мест согнали, а на новых селиться не дозволяют? Отсюда инфаркты, запои, самоубийства, миллионы нерожденных детей, миллионы умерших молодыми... За один год нация сокращается больше чем на миллион жизней. Четко отлаженный конвейер умерщвления нации наращивает мощь, но этого нашим врагам мало, мало, все еще мало, ведь мы, русские, слишком громадны числом, нас 120 миллионов в 150-миллионной России, и потому, уничтожая нас такими темпами, надо трудиться не менее 120 лет, а этого времени на человеческий век не отпущено, и, следовательно, те, кто сегодня, как им кажется, вершит победный план уничтожения русской нации, не смогут дожить до долгожданного часа, когда сама память о нас будет стерта с лица земли,не успеют они порадоваться делу своих рук. Вот почему не только войной, измором и грабежом рассчитывают чужеземцы, которые захватили сегодня в России власть, очистить Россию от русских. Для этого у них есть арсенал сильнее и действеннее: информационная война - всеоружие газет, телевидения, радио, компьютерных сетей, эстрады, театра, кино и литературы - самый современный и скорый путь уничтожения русской нации.

Информационное оружие есть наиболее утонченное из всех видов вооружений, изобретенных человечеством: оно поражает душу человека, убивает совесть, стыд, национальную, родовую память, развращает душу соблазнами, развивает в человеке самые жестокие пороки - ложь, лицемерие, жажду наживы, эгоизм, безжалостность, цинизм.

Информационно пораженный человек превращается в двуногое животное, умеющее работать, есть, пить, веселиться, размножаться, но у такой особи напрочь убиты понятия веры, совести, стыда, долга, такая особь не способна подняться выше своих эгоистичных, корыстных желаний, у ней атрофированы понятия нации и Отечества, выжжены порывы творчества и способность к сопротивлению врагу - два высших человека, которыми он служит Богу и своему народу. С помощью информационного оружия народ превращается в легко управляемую биомассу, в тот "идеальный народ ", обратить нас в который стремятся сегодняшние руссконенавистные правители России, желая получить покорливых с вненациональным мышлением людей, хотят заставить русских забыть ,что они русские.

Информационная война есть нашествие зловредных идей, разрушающих наше национальное сознание. Это стратегия информационной войны, а тактических приемов, уловок, способов, ухищрений на ней, пожалуй, поболее, чем на войне обычной, где стреляют и взрывают.

Разрушительные идеи, а были в их числе тараном продавленный лозунг о выходе России из состава СССР, поветрием прошедшая по русским головам идейка "демократизации тоталитарной империи зла", вытесняют из сознания народа понятия о национальном единстве и государственной крепости. Здоровое и полезное народу осмеивается, развенчивается, обличается как непотребное. Сегодня таким непотребным выставляют первые шаги к возрождению союза России и Белоруссии, а на самом деле - исторической России, ставят идейные заслоны на пути восстановления рассеченного русского корня. Против Белоруссии так называемые российские средства массовой информации развязали беспощадную информационную войну.

Информационная война есть наступление лжи, изгоняющей правду. Когда в руках нашего врага сосредоточен весь теле- и радиоэфир, основная масса газет, ложь легко побеждает правду. Правда просто не доходит до людей.

Слухи, сплетни, лживые обещания, откровенные вымыслы и бездоказательные обвинения - сладкая наживка для любопытствующего обывательского ума, и не важно, что потом где-то мелким шрифтом явится опровержение, наживка проглочена, и попавших на крючок лжеинформации человеков уже тянет к своему берегу ловкий удильщик. Гигантская по своим масштабам афера с приватизацией, к примеру, вся была построена на заведомой лжи об автомобильной стоимости ваучера. Обработка народа ложью сегодня идет при подготовке квартирной реформы, наживкой является утверждение, что без передачи квартир и домов крупным собственникам государство не сможет регулярно платить пенсии старикам и жалованье военным.

Информационная война есть война пришлых самозванцев против наших национальных вождей. В идеологи и кумиры русскому народу выдвигают ненавидящих нас чужеродцев или, того хуже, русских предателей, которых для этого воспитывают, приручают должностями, подкупают премиями, на все лады склоняют их имена в эфире, возносят на волне славы и почестей. И одновременно клеймят, предают забвению, уничтожают природных русских вождей, способных к сопротивлению. Вот отчего сегодня русские ищут и не находят среди себя людей, готовых повести их за собой, чтобы остановить в стране чужеземный произвол. Вместо них лезут в глаза назойливые куклы, послушные в руках хитроумных кукловодов, разные Зюгановы, Жириновские, Явлинские, Травкины, руцкие...

Все, что способно ныне сохранять и воспитывать русских как нацию,- осмеяно, оболгано, отвергну то и усилиями информационной агрессии загнано в информационное подполье, а вся страна, будто ловчей сетью, накрыта "единым информационным полем", в узких ячеях которого бьются, тщетно еще не потерявшие себя пытаясь найти спасение, русские люди.

На сегодня русские сполна хлебнули горького опыта поражений в информационной войне. Разрушение СССР, руководимое информационными и идеологическими вождями из ЦК КПСС, агентами влияния Запада, такими как А.Н.Яковлев, показало, что информационная война сумела подавить наш национальный здравый смысл, свойственный, казалось бы, любой семье, чей дом начинают крушить чужаки.

Выборы "кумира демократии" Б.Н.Ельцина, принятие под него, одного человека, Конституции, идиотски счастливое голосование за его преемника Путина, выборы в парламент, где в большинстве всякий раз оказываются чужеродцы, профессиональные подлецы и преступники, эти выборы доказали, что информационно-агитационная агрессия умело управляет нашей национальной волей и делает нас неспособными найти и выдвинуть собственных вождей, хотя и стая голубей не пустит себе в вожаки ворона, все эти выборы убеждают нас в том, что информационное оружие способно убивать и наши национальные чувства, ведь даже несмышленому скоту природой заложено чувство опасности вблизи смертельного врага.

Таков для нас, русских, жестокий опыт поражений от информационной войны, а потерь в этой войне человеческих душ - жертв информационного поражения - не счесть, их уже миллионы - безумных, нерассуждающих, слепо повинующихся чужой воле, у которых голова - тот же мешок: что положат, то и несет. К счастью, не всех русских успел поразить шквальный огонь информационной войны, но большинство из нас, в ком пока жив разум, цел рассудок, не вполне понимает масштаба ее разящей силы. Информационное оружие страшно как раз своей бескровностью, оно сродни радиационному оружию, когда крови нет и кости вроде целы, а человек гибнет, разрушается, истлевает.

Средства, применяемые в информационной войне, не стреляют, не взрывают, не сжигают огнем, уж это бы заставило русских людей ответно взяться за оружие и гвоздить им врага, покуда тот ходит по нашей родной земле - в своем гнезде и голубь коршуну глаз выклюет. Но средства информационного поражения бескровны: это газеты, книги, теле- и радиоэфир, компьютерные сети, общественные организации, партии, движения, клубы и центры и даже система общеобразовательных и высших школ. Они являются проводниками лже-идей, каналами лже-информации, трибунами лже-вождей, они не пугают очевидной опасностью, не угрожают видимой угрозой, они не ранят и не убивают человеческую плоть. Напротив, уничтожение национального рассудка и омертвение души происходят для человека не только безболезненно, но и с известной приятностью. Люди пьют соблазняющий хмельной напиток информации, замешанный на странных и привлекательных своей необычностью идеях, настоянный на хитроумной, бесстыдной выдумке, сдобренный язвительным словцом горбоносого комментатора, и не замечают за его волнующим вкусом яда отравляющего кровь, туманящего мозг, парализующего волю.

Так уж устроен современный человек, что наиболее безоружным он оказывается перед словом, не подозревая, в силу своего материалистического воспитания, о всей мощи Слова - и созидательной, и губительной. А ведь человечество издревле знало, что Слово есть Дело, что Слово исцеляет, воскрешает и Слово убивает! Учение о Слове во всей его полноте хранит Православная Церковь. В Церкви живет Слово - благое и благодатное, и в Ней же под страхом отлучения запрещается наложение проклятия, а Заповеди Божии зарекают "Не клянись!"

Как и многие древние верования, дарованные человечеству свыше, от Господа, Православное Учение о Слове подтверждено современной наукой. Согласно открытиям русских ученых-генетиков, наш наследственный аппарат, наши ДНК не безразличны к получаемой информации, к Слову звучащему, написанному и даже мыслимому. Хотим мы этого или нет, но Слово воспринимается нашим наследственным аппаратом принудительно, при этом одни речения пробуждают душу человека, благотворно влияют на нее, другие - калечат, угнетают, подавляют. От злого же слова весь организм испытывает сильнейшее потрясение, словно он подвергся радиоактивному облучению. О губительном действии слова знает каждая мать и бережет свое дитя от "сглаза и порчи", то есть от словесного воздействия и колдовства. Вот и современные исследования подтверждают верность материнского чутья и истинность древней мудрости: злое слово, ложь, проклятие вызывают в человеке мутации - начинаются болезни, а затем и генетическое вырождение, которое может привести даже к вымиранию рода.

Но те же биогенетические законы воздействия словом на человека распространяются на целый народ, если облучать этот народ ежедневно и ежечасно по всем информационным каналам жестким словесным облучением, травить словесным ядом, заражать словесным вирусом, выжигать словесным напалмом. Результат такого воздействия - сначала больной дух нации, а затем, когда дух нации будет полностью сломлен, генетическое вырождение нации. Вот что творят сегодня с нами в России, и имя этому ВОЙНА.

Информационная война - не гипербола, не метафора, а единственно точное название происходящему. Как на всякой войне, здесь есть свои долгосрочные, хорошо разработанные наступательные стратегические операции и короткие тактические атаки, есть разведка и сокрушительный штурм, есть артиллерийская подготовка и ковровая бомбардировка... На этой войне нет лишь одного - ответного сопротивления врагу, и потому все наступательные действия информационной войны до сих пор имели успех.

Одна из самых широкомасштабных информационных операций против русской нации, нацеленная на государственное дробление русских, была начата, к примеру, еще в середине прошлого века, именно тогда мы беспечно приняли выгодную полякам, немцам, евреям идею разделения русских на "три народа": русских, украинцев и белорусов, не вспомнили свою проверенную историей мудрость: одна головня и в печи тухнет, а кучей головни и в поле тлеют. Новоиспеченным народам стали срочно создавать собственную, отдельную от русских историю: в самостийных украинских учебниках 20-х годов украинцы вели свое происхождение от "древних укров", стали придумывать искусственные литературные языки - украинский и белорусский, ориентированные на польские литературные модели, хотя в ту пору малорусское и белорусское наречия русского языка, именно так они называются у В.И.Даля, отличались от русского литературного языка, как диалекты Смоленщины или Вологодчины, и языковеды по сию пору не находят на картах четких границ между говорами русских, белорусских и украинских земель. За это поначалу невинное разделение русских на "три восточнославянских народа" в годы революции и гражданской войны мы заплатили кровавую цену, и все же оно укоренилось в сознании, как злое чертополохово семя на крыше порушенного храма. Укоренилось и дало новые побеги сегодня, окончательно раздробив Россию и русских на "самостийные" государства и народы.

Эта успешно проведенная информационная наступательная операция в наше время получила дальнейшее развитие. Уже на наших глазах и с нашего попущения на информационное поле России была вброшена новая словесная зараза: русских, живущих на национальных окраинах исторической России, в Казахстане, Киргизстане, Прибалтике, перестали называть следовательно считать русскими. Их имена теперь - казахстанцы, киргизстанцы, прибалтийцы, приднестровцы, и общее прозвище - русскоязычные. Русских же, живущих в России, теперь именуют россиянами. Тут не простая игра слов, не невинная перетасовка имен в суете геополитических перемен. Идеологи информационной войны прекрасно знают, да и нам, порабощенному ими народу, не худо бы знать, что племенное имя для нации, пусть даже и разделенной, есть залог будущего воссоединения. Именно оно дало возможность евреям тысячелетия сохраняться в рассеянии, оно помогло соединиться немцам. Но смогут ли почувствовать, узнать друг в друге родную кровь казахстанцы и россияне, прибалтийцы и приднестровцы, если украинцы, бывшие малорусы, открещиваются сегодня от русских, как от навязавшегося в родню чужака, нашему-де бредню девятое голенище...

Итак, в ходе очередного информационного наступления имя русские последовательно и методично вытравливается из русского национального сознания. Эта задача не так давно поставлена генералитетом информационной войны перед ее рядовыми и сержантами. В 1994 году на сахаровских чтениях Е.Боннэр учила президента Ельцина никогда не пользоваться этническим именем русский, а заменять его прозвищем россиянин. С тех пор президент и его присные, его последыши четко выполняют приказ. Но как допустили эту подмену мы, русские, в одночасье ставшие россиянами и русскоязычными. Как русские вне России терпят прозвища казахстанцев и приднестровцев. Это же все равно что Ивана Богатырева и Петра Великанова записать Яном Попрошайкиным и Пьером Приживалкиным, и бумагу справить, что так искони было, и кликать Ивана с Петром на всех углах по-новому, и кормить, как собак, лишь когда они отзываются на смешное прозвище. Вдумайтесь: хитроумные игры с нашим национальным именем для русского народа то же самое, что для любого из нас смена родовой фамилии на позорную кличку. А ведь мы к этим играм почти равнодушны, позволяем называть себя и уже сами порой себя называем этнические россияне. Так что и этот этап информационного наступления па нас близится к очередному нашему поражению: русские в России и русские в национальных республиках теперь носят разные имена и скоро будут не способны к воссоединению.

Но и это еще не конец агрессивного словесного натиска, направленного на государственное дробление русской нации. Совсем недавно стратег информационной войны, ее идеолог З.Бжезинский провозгласил: "Имперский цикл в России должен быть завершен". Теперь расчленение русских идет уже внутри самой России, вернее в том, что от нее осталось.

По примеру казахстанцев появились татарстанцы, башкортостанцы, чувашцы и карельцы - так называют русских в. отличие от татар, башкир, чувашей и карелов в автономных республиках. В прессе и эфире мигом явились абсурдные фигуры - "татарстанец Иванов", "башкортостанец Петров", "карелец Сидоров". Но у этой новой игры имен прежний замысел: в дальнейшем отъединить татарстанцев в Татарии и карельцев Карелии от русских из остальных краев России будет несравненно легче, чем русских Татарии и Карелии от прочих русских. Ведь легче отломать у дерева сухую ветку, чем свежий, живой побег. А в тех землях России, где русские ни с кем не соседствуют, все равно идет злонамеренное дробление: от Дона до Забайкалья везде обнаружился новый народ - казаки, которым настойчиво внушают, что они - нация и с русскими ничего общего не имеют. В создании "казачьей нации" генералитет информационной войны заинтересован особо: идея натравливания русских казаков на просто русских держится пока про запас.

Итогом же государственного дробления русской нации внутри России следует назвать еще только проклюнувшийся в коридорах Думы, выведенный, подобно чумной палочке в пробирках бактериологических военных лабораторий, в думском комитете по геополитике проект создания для русских в России "собственного суверенного государства с последующим определением отношений с государствами, ранее входившими в состав Союза ССР и иными государственными образованиями". Думаете, нам отдадут нашу Россию? Нет, речь идет о формировании резервации для русских людей, не народа, не нации, а именно людей, и тогда, пожалуй, информационная наступательная операция, к окончанию которой призывает Бжезинский, будет победно завершена.

Так обушком информационного топора от России откалывают кусок за куском, острым информационным лезвием от русских отрезают ломоть за ломтем, а мы молчим, как скот, уготовленный к убою, и это воодушевляет агрессора на все более наглые и жестокие действия. Вспомните, ведь и убийство Государя в 18-м заклятом году произошло не вдруг. Боясь справедливого возмездия русского народа, большевики провели информационную "пробу". Очевидец вспоминает: "Я остановился на улице, услышав крики мальчишки-газетчика: "Расстрел Николая Кровавого". Я схватил газету. Это было, как выяснилось позже, первое фальшивое сообщение, типа "пробного шара" большевиков с целью узнать, как "русский народ" воспримет новость об убийстве своего Императора. "Русский народ" не сказал ничего".

Шаг за шагом отчуждение национального имени русский от самих русских к сегодняшнему дню лишило нас миллионов и миллионов соплеменников, а мы так и "не сказали ничего", хотя обречены на дальнейшее умирание. Ведь русские, и это наша природная черта, оказываются очень чутки к иноязычному, чуже-звучному окружению. Мы либо совсем не выносим чужеязычной среды и готовы скорее умереть, чем каркать в чужой стае, либо полностью покоряемся господствующему народу, его языку, обычаям и очень скоро... меняем национальность.

И это не только наше собственное мнение о себе. Во второй мировой войне немцы в концентрационных лагерях сполна изучили психологические возможности плененных народов, и среди них только русские вызывали у фашистов тревогу, потому что среди наших преобладали два типа пленных: непокорные герои, бунтари и самые низкие и подлые предатели, середины не было. Вспомним, что и массовый исход русских из России после революции 17-го года закончился таким же разделением: русские эмигранты либо умирали в тоске по Родине, стремясь в Россию, готовые на все предстоящие муки лагерей и гонений, лишь бы быть со своим народом, либо спокойно обживались на новом месте и меняли национальность, а их потомки, уже не владея русским языком, слабо помнят, что они выходцы из России.

Русские, оказавшиеся сегодня за пределами политических границ России, по приговору информационной войны обречены на ту же участь: либо умереть, бежать некуда, в России их никто не ждет, либо сменить национальность. Умирают. В одном только Киеве, где большинство жителей всегда говорило по-русски, только в прошлом году умерло свыше четырехсот человек. Виной тому не только страшная нищета, но и резкая смена языкового окружения: в городе закрыты все русские школы, нет телевидения, книг и газет на русском языке, воспитательницу детского сада здесь могут уволить только за то, что она говорит с малышами по-русски. Такое не всякое сердце выдержит. А из тех, кто выживает, многие меняют национальность. В Литве, к примеру, русские с горечью признают, что их дети уже и думают по-литовски, без знания языка здесь не получить ни образования, ни работы.

А пока в отрыве от России гибнут или теряют свой национальный облик миллионы русских, в самой России идет кропотливая информационная обработка той потенциальной массы русских, что, как установили когда-то гитлеровцы, предрасположены к предательству. Генералитет информационной войны готовит их к окончательному покорству. Эта многомиллионная толпа уже почти десять лет, с момента внедрения в Россию идейного вируса "перестройки", воспитывается в духе исполнения собственных прихотей и служения собственному чреву. Нас ежедневно заклинают, показывая обывателям, сидящим в своих темных кухнях, пестрые экранные картинки: "Еда - это наслаждение", "Жизнь -это наслаждение", "Ваша цель - наслаждение", "Живем один раз - давайте ж наслаждаться!"... Законы словесного воздействия срабатывают помимо нашей воли, и мы с тупым упорством начинаем стремиться к наслаждению, интуитивно избегая всего, что может этому помешать - избегая служения Отечеству нарушая долг, пренебрегая обязанностями, не рискуя перед лицом опасности жизнью, которой ведено наслаждаться.

Нас запугивают, внушая бояться малейшей опасности для себя и своих близких, вот отчего на экранах телевидения, на страницах газет такое множество сюжетов криминальной хроники. Не столько потому, что это лакомо обывательскому любопытству, сколько потому, что обыватель, наблюдая на экране преступный разгул и беспредел, становится пугливым как мышь, которая трусливо поводит усами, выглядывая из своей норки бусинками настороженных глаз, готовая при любой опасности уйти в глубокое подполье, залечь, притаиться, замереть в смертельном страхе.

Именно запугивание является причиной того, что нынешние правители России, весь генералитет информационной войны навязчиво употребляют в речи "блатную феню", криминальный жаргон, преступную терминологию. Вновь срабатывают законы словесного воздействия: приученный экраном и газетами бояться крутых бандитов и жестоких насильников, крепких, тренированных "качков", обыватель неосознанно уже страшится и говорящих на преступной фене пухлых и дряблых смуглолицых господ в жилетках и смокингах, он покоряется их воле, как отдал бы на большой дороге кошелек грабителю.

Нас с кропотливым расчетом приучают к иноязычной среде, навязывая русскому языку множество чужеземных речений, которых больше всего оказывается в сфере политики и экономики. Понятно, что без иноязычных слов не обойтись во многих специальных предметах, новинки техники, научные достижения, даже модная одежда приходят к нам с уже готовыми для них названиями, и в этом нет ничего страшного, как пришли, так и уйдут. Но когда о судьбах нашего Отечества, о том, что сегодня происходит в стране, говорящие головы эфира стрекочут нам на языке секвестров, холдингов, мониторингов, резолюций, саммитов, то ум простого русского человека, одновременно ослабляемый ежедневным поглощением телесериалов, ум, намеренно разрушаемый 'шизофреническими рекламными заставками с раздвоением фигур и оживлением картин (прием, приводящий в ужас психиатров), такой ум не способен освоить иноязычные премудрости и отступается от них, махнув рукой: "Делайте, что хотите, мне все равно." Словесное воздействие здесь строго направлено на оглупление человеческой массы, на воспитание у нее рефлекса равнодушия, когда заходит речь о будущем нашего Отечества.

Но идеологи информационной войны, изучавшие эксперименты фашистов в концентрационных лагерях, по опыту всех предыдущих мировых войн знают, что русские - это народ без средних величин, что русским свойственны крайности, и нельзя поручиться, что в массе добровольных предателей и смирных рабов не найдется горстки отчаянных храбрецов, не отыщется малой русской кагорты, отвергшей скотскую жвачку телеэфира. И оттого что такие люди есть, обязательно должны быть, идеологов информационной войны, сегодняшних поработителей России, одолевает страх, а нас, русских, ушедших сегодня в информационное подполье, держит на этом свете надежда.

Из-за этого страха генералы информационной войны оставляют все другие заботы, все свои силы и средства бросают на дальнейшую гонку информационных вооружений. Гусинский - крупнейший банкир, глава Еврейского конгресса в России, целиком посвящает себя руководству информационной империей. Березовский, якобы сложив с себя обязанности гражданина Израиля, осуществляет руководство ОРТ, Потанин, не жалея долларов, скупает российские телекоммуникации, и все это не только для грядущих выборов или больших доходов. Они знают, что информационная война не сможет оскотинить всех русских, и для таких несдавшихся, непокоренных людей изобретаются новые информационные петли, информационные ловушки.

Одна из них - программирование самоубийств. Национально мыслящие люди болеют душой за свое разрушенное Отечество, а активное информационное поле, действующее в России своим жестким излучением, создает сконцентрированную энергию пессимизма, отчаяния, безысходности. Человек вдруг осознает, что в России нет правды, кругом все ложь, нет истинных вождей, кругом проходимцы и предатели и выхода у России из этого положения тоже нет. Нет выхода! Вот психическая информационная ловушка, черная дыра, породившая уже сотни тысяч случаев расчета с жизнью. 30 лет назад таблички "нет выхода" убрали из парижского метро, и в метро резко сократилось число самоубийств. У нас же телевидение подталкивает к последней черте даже в игривых песенках типа: Будьте здоровы живите богато, Если позволит ваша зарплата. А если зарплата вам не позволит, То не живите, никто не неволит. Но как страх понуждает наших поработителей применять к нам все более жесткие средства информационного воздействия, так надежда должна удерживать порабощенных, но не сдавшихся от отчаянья русских. Надо осознать главное: в России идет война. Эта война, выражаясь военным языком, нацелена на подавление опорных точек - на подавление русского национального сознания, народной памяти, инстинкта национального самосохранения. При современном ведении войн информационная война сравнима с нанесением упреждающего ядерного удара по территории противника, а все, что в дальнейшем запускают против нас в ход агрессоры - войны дипломатические, экономические, финансовые, военные, - их успех определяется успехом войны информационной. И, потому, осознав, что против нас ведется война, мы должны принять вызов, и по праву обороняющейся стороны, не желающей окончательно погибнуть, мы, русские, имеем свободу ответною удара.


Взято с oprichnina.pycckie.com
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments