Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

Category:

Вернулся из Финляндии и испытал...

Вернулся из Финляндии и испытал мерзкое чувство

Это так называется публикация Игоря Аксюты, которая у меня, напротив, вызвала массу положительных эмоций, которые возникают всякий раз, когда  встречаюсь с проявлениями настоящих человеческих качеств.

Тем, кто, видя, как часто я обращаю свой взор на жизнь людей в западных странах, и поспешит присвоить мне ярлык "западника", спешу сообщить, что я не только не являюсь "западником", но и вообще отрицаю целесообразность навешивания таких и подобных ярлыков и людям и якобы целым движениям.

Предлагаю и вообще отбросить все -ИЗМЫ, которые лишь запутывают людей и служат их разобщению и разъединению. А оставить всего ДВА понятия, определяющих все явления, происходящие в жизни человеческого общества, предлагаю рассматривать буквально ВСЕ с точки зрения - является ли это ЧЕЛОВЕЧНЫМ или АНТИЧЕЛОВЕЧНЫМ, БЕСЧЕЛОВЕЧНЫМ.

С точки зрения накопленного опыта организации НОРМАЛЬНОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ вот под таким вот углом зрения и необходимо рассматривать все сообщества в том числе и так называемые западные страны.

Эта, понравившаяся мне статья, которую мне захотелось разместить у себя в блоге, как раз показывает, что именно ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО в западных странах довольно много. Предлагаю всем, кого устраивает именно ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЖИЗНЬ на Земле, изучать, открывать и внедрять в жизнь все то, что способствует организации именно такой вот ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ, отбросив на помойку разобщающие и разъединяющие нас явления, течения и движения, в большинстве своем созданных теоретиками-демагогами, подозреваю исключительно в своих корыстных интересах. При этом нельзя игнорировать, пренебрегать и исключать действительно объективные различия, диктуемые самой Природой, разделяющей людей на разные виды и расы..

Вернулся из Финляндии и испытал мерзкое чувство.





Вернулся из велосипедного путешествия по Финляндии, который буквально перевернул мое отношение к финнам.

Маршрут проходил по финской провинции, дороги — грунтовые. Ночевки — вне кемпингов. Не многие знают, но вставать с палаткой в Финляндии можно везде. Граница и таможня на велосипеде проходятся за пять минут без очереди (Привет, автомобилисты!). Сразу от границы начинаются велодорожки, но дальше в деревенской части страны асфальта и прочих удобств нет.

О финской дорожной инфраструктуре написано много, как и о самих финнах, которые в разных «Особенностях национальной рыбалки», да и в нашем сознании в основном предстают некими неотесанными, пьяными увальнями. А любая страна — это люди, вот они-то меня и удивили. Вот несколько эпизодов интересных с культурологической точки зрения:

мы приехали в музей деревянного зодчества в Иматре, но облом, он оказался закрыт до июня. Встретили хозяина, возившегося с машиной. Он открыл музей — все избы старые финские с деревенской утварью, приветливо сказал: «Смотрите» и ушел обратно в машину.

Ни слова о деньгах и никакого страха за драгоценное музейное имущество, как в наших Кижах и прочих музеях, где в каждой комнате по смотрителю.

Вторая история: девушка, торговавшая мороженным, заметила, что мы рассматриваем карту и подошла узнать, все ли в порядке. И когда не смогла нам помочь, закрыла свой киоск (!) и решила позвать маму, сидевшую неподалеку, чтобы та подсказала. Пришла мама, которая говорила немного по-русски, и помогла и даже откуда-то принесла и подарила более подробную карту. Вроде мелочи, да? Но приятно.

Но и на этом наш культурный экспириенс не закончился. Уже под ночь, проехав более 80 километров по сельским дорогам, в районе Суокумы нам никак не удавалось найти выход к озеру. Слишком много тропинок и тропок. Решили ловить редкие в этих местах машины, чтобы спросить дорогу. Остановилась первая же (!) машина. Водитель — голый по пояс рыжебородый финн, а с ним его миловидная подруга. Мы объяснили проблему, что хотим переночевать у озера, вдали от людей и ближе к воде. Проблему они поняли. Стали пытаться чертить карту. Не получилось. Попросили подождать десять минут. Уехали и что вы думаете — вернулись на велосипедах!!! И проводили нас несколько километров по лесным дорогам к озеру. Эта пара живет на хуторе и разводит лошадей. Мы видели прекрасных коней в поле неподалеку.

Ну и последняя история: после утренних шестидесяти километров под палящим солнцем, мы попросили воды у одного из фермеров, работавших в поле. Фермер не отрываясь от работы указал рукой на свой дом: «Идите и налейте на кухне». Офигеть! Думаете, это мелочи? Но это ведь ни какая-то там Германия, это Финляндия здесь под боком, рядом с русской границей, и как другая планета!

Каким образом? Почему так? Находясь там, я постоянно задавал себе эти вопросы. И мой внутренний патриотизм и мою национальную гордость постоянно подтачивало мерзкое чувство несостоятельности и ущербности.

Вот та же природа по обе стороны границы, те же березки, сосенки, каменистые склоны и болота. Конечно, северная природа не самая удобная для взращивания разных культур и животноводства (так у нас обычно оправдываются), но в Финляндии поля распаханы, везде хутора с прекрасным хозяйством. Люди разводят лошадей, кто-то коз и коров. Везде почтовые ящики со свежими газетами.

Дома не заперты. Чистота на дорогах – ни мусора, ничего. У каждого озера лодки и домики для барбекю общего пользования. В городах покрупнее велодорожки, никак не пересекающиеся с автомобильными.

Полицию за всю поездку мы не видели ни разу. Общее ощущение, что явно нация взяла и сделала все под себя, для своего кайфа и удобства. Природа не угроблена – за одну короткую поездку можно увидеть зайцев, лис, сов. У нас, к примеру, за десять лет я один раз только встретил лису. Зато полицию с многочисленными КПП в приграничных областях встречаю постоянно. Пять раз проверяли паспорт, начиная с Лесогорска. Интересно, зачем? Два раза пытались сознательно напугать или сбить на машине. Натравливали собак.

Я уже ничему не удивляюсь, много лет путешествую по России. Но к иллюстрации рассказа о Финляндии приведу несколько коротких свежих эпизодов «российского гостеприимства» (из множества) за этот только-только начавшийся велосезон.

На майские ездили недалеко от Хийтолы по северному берегу Ладоги, увидели пожар в полях и одиноко стоящий домик, к которому подбирался огонь. Поехали по дорожке к домику предупредить о надвигающейся опасности. Выбежала бабка и не дав нам рта раскрыть сразу: «Что вы тут забыли? Это дорога не проезжая. Убирайтесь вон!!!». Сказали, что предупредить о пожаре за домом. Поджала губы: «Посмотрим. А вы уезжайте».

Второй эпизод: прокололся, отстал от товарищей, пытался застопить машину, чтобы уточнить маршрут. Я простоял час, проехало мимо около сорока машин, прежде чем остановилась раздолбанная девятка, и та с ветераном войны, глухим на одно ухо, который все-таки помог.

И третий эпизод: под Каменогорском — выехали из дичайшего леса к какой-то усадьбе с фонтанами и с красивым домом — решили спросить о том, куда дальше ведет дорога — выскочил жирный хозяин со свинячими глазками, в которых так и читается вечный застрявший страх, что вот даже спрятавшись в этой глуши с наворованными деньгами, его рано или поздно найдут и спросят «Откуда?».

И конечно из его глотки вырвались вместо приветствий сразу угрозы: «Что вы тут ездите? Сейчас собак спущу. Пошли вон!». Вот такой вот контраст, вот такое «гостеприимство». Вот из-за этого, путешествуя по Финляндии, я думал в основном о нашей с вами родине.

И когда ехал обратно, уже в Ленинградской области, по-другому смотрел вокруг — на эти свалки, мусор, разруху. Обращал внимание, что нет ни одного вспаханного поля по дороге. В основном или пустые деревни или грязнущие заводы и комбинаты (привет Светогорск!) или частные дома с припаркованными джипами и высоченными заборами, вокруг которых свалка из мусора, валяющихся шин и прочей нечисти.

Все подходы к озерам загажены так, что страшно подойти. А чаще не подойти по другой причине — все озера и даже весь север Ладоги нелегально застроены. У всех собаки и джипы. А места общего пользования с таким количеством мусора, что сколько мы не пытались его вывозить на своих велосипедах, иногда таща по три дня мусорные мешки — этот мусор не иссякаем. Что говорить, если даже таможенная, еще закрытая, территория с русской стороны в Брусничном — загажена так, что словами не описать.

Вот и вопрос: как с этим жить?

источник

https://101.livejournal.com/10...

РЕКЛАМА

Ну как с этим жить? Предлагаю просто поразмышлять ПОЧЕМУ у них так, а у нас иначе. И в помощь к таким вот размышлениям предлагаю вот эту статью.

КОММУНЫ ФИНЛЯНДИИ.





Финляндия наряду с Данией — самое децентрализованное государство в мире.

В этих двух странах полномочия местных властей и доля местных бюджетов в консолидированном бюджете страны больше, чем где-либо еще.

К тому же они входят в пятерку наименее коррумпированных стран мира.

Благосостояние людей здесь во многом основывается на мощном местном самоуправлении.

Некоторые общие сведения о системе местного самоуправления Финляндии и о проблемах, с которыми столкнулись финские коммуны в связи с финансово-экономическим кризисом, дает д-р Тимо ЛИНКОЛА, до недавнего времени занимавший пост руководителя международных проектов в Союзе коммун и регионов Финляндии.

Управление в коммуне.

Община или коммуна (фин. kunta, швед. kommun) составляет третий, низший уровень административно-территориального деления Финляндии. В 2011 году в Финляндии насчитывается 336 общин (муниципалитетов)[1], из которых 108 городские. Начиная с 1995 года, закон не различает городских и сельских общин, и любая община может называться городом, если того пожелает.

Главным органом в Коммуне является муниципальный Совет. Члены Совета каждые четыре года избираются населением

на местных выборах.

Собрание коммуны назначает политический исполнительный орган для подготовки политической повестки собраний и выполнения принятых решений. Несколько его комитетов по секторам (образование, промышленность, социальные вопросы, здравоохранение) также назначаются советом. Все партии, получившие представительство в муниципальном совете, имеют своих представителей также в исполнительном органе и в его комитетах в соответствии с количеством полученных голосов избирателей. Таким образом, все партии принимают участие в политических решениях, а потому оппозиция на местном уровне как таковая отсутствует. Многие члены финского парламента и даже министры одновременно являются членами советов коммуны. Большинство депутатов парламента начинали свои политические карьеры именно там.

Финны не избирают главу администрации. Муниципальное управление возглавляет профессиональный муниципальный менеджер, который назначается советом и ответственен перед ним. Менеджер, как и все специалисты, работающие в муниципальном управлении, сохраняет свой пост после выборов и не зависит от их результата. Тем самым обеспечивается устойчивость в деятельности муниципалитета. Финны предпочитают профессионализм и компетентность популистским резким изменениям. Большинство муниципальных менеджеров имеет ту или иную университетскую степень, а примерно половина из них изучала местное самоуправление в Университете Тампере. Собрание может уволить менеджера по юридическим основаниям, однако на практике это происходит достаточно редко.

Финские коммуны предоставляют населению широкий спектр публичных услуг. К ним относятся социальное обеспечение (ежедневный уход за детьми, уход по старости, инвалидности и бедности), здравоохранение (все клиники), образование (начальное, среднее и профессионально-техническое), защита окружающей среды в местном масштабе, а также инфраструктура (городское планирование, местные дороги и улицы, водопровод, канализация и т. д.). Многие муниципалитеты добровольно берут на себя дополнительные задачи: центральное отопление, электричество и общественный транспорт.

В финских муниципалитетах работает порядка 424 тыс. человек. Это 79 работников на 1000 человек населения, то есть примерно 20 % всей рабочей силы Финляндии: в два раза больше, чем государственных служащих.

Средний годовой бюджет коммуны в 2009 году составлял 7100 евро на одного жителя. Таким образом, в Финляндии общий объем муниципальных бюджетов примерно равен государственному бюджету. Муниципальный совет принимает местный бюджет, а также устанавливает местные налоги и сборы. Данные решения не нуждаются в дополнительном одобрении государства.

Школы бесплатны, включая книги, питание и транспортировку к месту учебы.

Государственные субсидии предоставляются коммунам частично для того, чтобы обеспечить оказание обязательных услуг, но в основном — чтобы выравнять доходы богатых и бедных муниципалитетов.Объем субсидий может превышать 50 % доходов местных бюджетов. Объем субсидий рассчитывается на основе математической формулы и не зависит от политического решения или субъективного мнения какого-либо представителя государства.

Система местного самоуправления Финляндии не подвергалась радикальным реформам с момента получения страной независимости в 1917 году. Однако постепенное ее изменение проходило почти непрерывно, и в итоге она была реформирована довольно серьезно. В целом период с 1944 по 1990 годы характеризовался ростом количества полномочий и ресурсов муниципалитетов. После 1990 года ограниченность ресурсов сделала необходимым повышение эффективности деятельности муниципалитетов. Основная задача закона 1995 года состояла в том, чтобы предоставить местным властям большую свободу действий: тем самым они смогли бы оптимизировать решения в соответствии с локальными потребностями.

Глобальный экономический кризис серьезно ударил по Финляндии и ее муниципалитетам. В 2009 году налоговые доходы местного самоуправления сократились, растет безработица, также как и затраты на социальную поддержку. С точки зрения доходов 2010 год, как ожидается, будет еще сложнее. Будущее видится неопределенным. До сегодняшнего дня антикризисные меры были представлены довольно традиционными рецептами. Так, государственный бюджет 2010 года обеспечивает муниципалитеты дополнительными субсидиями, впрочем, не достаточными для того, чтобы нивелировать негативные экономические тенденции. Уже более 100 коммун готовят решения об увеличении местных налогов, а урезать свои бюджеты приходится всем. Это приводит к сокращению объемов публичных услуг. Некоторые муниципалитеты пытаются получить временную передышку за счет займов. Многие планируют отправить часть своих муниципальных работников в обязательный неоплачиваемый отпуск. Однако, несмотря на тучи, сгущающиеся в финском небе, большинство граждан с надеждой смотрит в будущее.

Журнал "Бюджет", январь 2010 г.

По материалам: http://bujet.ru/article/69262...

Tags: АНТИНАРОДНАЯ МОДЕЛЬ ОБЩЕСТВА СВЕРХУ-ВНИЗ, ЗДОРОВАЯ МОДЕЛЬ ОБЩЕСТВА СНИЗУ-ВВЕРХ, КОММУНЫ ФИНЛЯНДИИ, ФИНЛЯНДИЯ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments