April 7th, 2015

СВЕТ  МУДРОСТЬ  СОЗИДАНИЕ

ПАРТИЯ САМОУПРАВЛЕНИЯ ТРУДЯЩИХСЯ .

Партия самоуправления трудящихся
Публицистическая серия № 7
Святослав Федоров
Мне обидно, что люди, которым я вернул зрение, видят разваленную страну.
Святослав Николаевич ФЕДОРОВ - известный врач-офтальмо¬лог, руководитель межотраслевого научно-технического комплекса «Микрохирургия глаза» (МНТК). Ему 67лет, женат, имеет 4 детей и 3 внуков. Святослав Николаевич избран недавно руководителем новой "Партии самоуправления трудящихся". С ним беседует обозреватель "Правды" Борис СЛАВИН.
- Святослав Николаевич, вы известный хирург, профессор, достаточно состоятельный человек. Почему вы решили пойти в политику?
- Мне жаль россиян. Когда я как врач превращаю их из слепых в зрячих, мне обидно, что они вынуждены видеть разваленную страну, плохие дороги, высокие цены и множество нищих. Я не могу терпеть, когда люди с сомнительной репутацией строят дворцы, а миллионы людей не имеют крыши над головой. Не могу спокойно жить, если существует социальная несправедливость, когда одни издеваются над другими.
- Какие цели, какую идеологию предлагает ваша партия, чем она отличается от других?
- Ни одна из существующих партий, включая коммунистические, не ставит задачу ликвидации наемного труда и деления общества на работодателей и наемных работников. Все партии хотят лишь модернизировать эти отношения, но никто не хочет ликвидировать наемничество, т. е. отдать средства производства в собственность трудящимся, работающим трудовым коллективам. Я регулярно выписываю и читаю “Правду” но удивляюсь, почему она не пишет о том большом движении в мире, которое связано с переходом средств производства в руки самих трудящихся. Это движение широко распространено в США, Франции, Испании и других странах.
- Я не согласен с вами. "Правда" писала об этом движении, но, безусловно, мало.
- С 1971 года в США реализуется программа ЭСОП, по которой все больше работников становятся собственниками предприятий. Имеется много вариантов владения этой собственностью и распределения доходов. В одном случае коллектив решает широкий круг вопросов хозяйственной деятельности, в другом - берет на себя главные вопросы, оставляя дирекции сугубо технические. Но в том и другом случае коллективы жестко контролируют свою администрацию, особенно в финансовых вопросах. Многие американцы уже поняли, что противоположность интересов работодателя и наемных рабочих разрушает капиталистическую систему, снижает производительность труда, подавляет инициативу рабочих, способствует безработице. Отсюда их стремление отдать предприятия в собственность самих работников. Они планируют к середине следующего века сделать 50 процентов тружеников собственниками средств производства.
- Преодолевается ли здесь отчуждение труда: ведь именно этот признак создает у тружеников чувство хозяина и позволяет говорить о трудящемся как собственнике? Несмотря на то, что у нас десятилетиями была государственная собственность, отчуждение сохранялось.
- Согласен. Только передача средств труда в руки рабочих, всех трудящихся позволяет преодолеть отчуждение труда и его результатов от производителя. Это то, о чем мечтали молодые Маркс и Энгельс, говоря о социализме. Только тогда, когда работник является собственником средств производства, когда у него есть доступное сырье, когда он сам делит то, что создал, мы можем говорить о социалистической идее, о подлинно народном социализме.
- Вы к этой идее пришли, читая классиков или додумались сами, наблюдая жизнь?
- Я к ней пришел на основе собственной практической деятельности в качестве руководителя трудового коллектива. Исходя из простого здравого смысла, я понял, что врач будет хорошо работать только тогда, когда будет заинтересован в качественном лечении больного. Административно заставить его хорошо работать невозможно. В медицине, как и в других областях, можно очень хорошо симулировать бурную деятельность, закапывать какие-нибудь цинковые капли и говорить, что я лечу.
- Когда же конкретно у вас возникла идея самоуправления трудящихся?
- Когда я начал делать новые операции, в которых нуждались тысячи людей. Тогда возникла потребность в проведении большого количества хороших операций на глазах. Надо было как-то заинтересовать в этом врачей и весь медицинский персонал. Где-то в конце 60-х годов у меня и возникла эта идея. Тогда были популярны различные системы новой организации труда. Помните системы Травкина, Злобина и др.?
- Системы хозрасчета и трудового подряда?
- Да, в 1971 году мы перешли сначала на подрядную систему. Разделились на отдельные группы, где были свои врачи, медсестры, санитарки и т. д. Чтобы вылечить одного больного, нужна группа не менее 15 человек. Стали оценивать труд по тому, какова вылечиваемость больных. Переход на эту систему сразу дал положительные результаты. Когда человек начинает зависеть от качества своего труда, он стремится работать лучше. Здесь свою роль играет честолюбие. Затем это мы закрепили материально. В зависимости от качества работы каждый получал свой коэффициент участия в работе и распределении общего трудового дохода. Например, у меня сейчас коэффициент 0,7, а у моей секретарши Люды - 0,14. Мы вчера сделали 318 обычных операций и 51 коммерческую. Общий доход коллектива 283 млн. рублей. Легко подсчитать, сколько заработали я и моя секретарша за один день. Разделим. 283 млн. рублей пополам: получилось 141,5 млн. рублей - это фонд нашей зарплаты без вычетов. Помножим сначала на коэффициент 0,7, получим около 900 тысяч. Это мой однодневный заработок без вычетов, у секретарши соответственно 200 тысяч. После вычета всех налогов можно подсчитать реальную зарплату каждого.
- Каковы же вычеты налогов?
- Огромны, они составляют не менее 50 процентов. И тем не менее наши работники получают намного больше, чем в среднем по стране. Вот что значит общая работа и общее распределение доходов. Здесь нет никакой уравниловки. Коэффициент трудового участия устанавливают сами врачи, сами члены коллектива. Они же сами и освобождаются от бездельников. Я только реализую их просьбы.
- У вас как-то все просто получается, а вот наши экономисты почему-то не могут до этого додуматься.
- Мало того, многие из них говорили, что это одна из труднейших задач экономической политики. Это чуть ли не высшая математика. Вместе с тем с этой задачей в России уже давно справлялись. Возьмите русскую артель, общину, или, как раньше говорили, "дружийну". Они прекрасно все делали. Еще до того, как, например, построить дом, печник знал, что получит 5 процентов от общего дохода артели, тот, кто тесал бревна, - 10 процентов, кто выкладывал углы дома - 25 процентов и т. д. Все было ясно заранее.
- Но "хитрость" истории состояла в том, что община распалась, уступив свое место более производительному частнокапиталистическому производству. Может быть, последнее сегодня также не справляется с новыми историческими потребностями и происходит своеобразное “отрицание отрицания”, когда на смену частному собственнику приходит собственник в лице трудового коллектива?
- Думаю, здесь дело не столько в частном капиталистическом производстве, сколько в справедливом распределении дохода всего общества, который монополизируется экономической и политической элитой, т.е. современной бюрократической властью. Если систему справедливого распределения прибыли строить снизу доверху, тогда нельзя народ грабить, нельзя взимать огромные налоги, присваивать полностью прибавочную стоимость. Ведь сегодня бюджетом распоряжается не народ, а небольшая группа людей, стоящих у власти. Я думаю, что вся проблема заключается в кризисе современной власти, не подконтрольной народу. Всевластие работодателей было и в прошлом, в советские времена, но в гораздо большей степени оно существует при нынешнем режиме. Я знаю, что должен платить большие налоги, но куда они идут, на что тратятся мои деньги, я не знаю. Где здесь демократия, о которой говорят? Я не знаю, например, почему без моего разрешения продают нефть, берут за рубежом кредиты, за которые будет расплачиваться мой внук.
- Но говорят, что все это в интересах государства, общества?
- Сегодня государством управляют не честные и компетентные люди, а хитрецы. Те, которые ничего никогда и нигде не производили. У которых нет опыта создания чего-то реального. Они разрушают, а не сооружают. Современная система управления людьми находится в жесточайшем кризисе. Сегодня при так называемой демократии у власти находятся те, кто не знает, что делать, а те, кто знает, не имеют власти. Стоящие у власти совершенно не разбираются в экономике: за 3 года реформ у них нет никакого положительного результата. За малым исключением стали жить хуже все. Вот Эрхард за счет эффективных методов мотивации труда сумел поднять Германию из руин за три-четыре года. При его системе каждому немцу было выгодно хорошо и много работать. То же в Японии.Нечто подобное было у нас при нэпе, когда крестьянин стал давать отдачу уже через год . Он знал: треть отдам государству, треть оставлю для посева, а треть вывезу на рынок . Просто и эффективно.
- Сегодня практически все реформы предприняты не для того, чтобы человеку было выгодно работать, а для того, чтобы его легче было обобрать. Главная забота властей сегодня, как собрать максимум налогов, а не как создать или запустить производство. Последнее никого не интересует. Никто не думает, как сохранить экологию, как поднять и обустроить Россию, как восстановить урожайность земли и построить дороги.
- Какова же ваша модель развития общества? Что вы можете предложить в качестве альтернативы нынешним реформаторам?
- Надо создать такую систему управления обществом, чтобы россияне захотели дружно работать и овладевать новейшими высокими технологиями. Для этого, как я уже говорил, надо отдать средства производства в собственность трудящимся, тем трудовым коллективам, которые создают материальное и духовное богатство общества. Чтобы люди зарабатывали деньги своим трудом, а не махинациями и никто их не мог отобрать: ни государство, ни рэкетир. Налоги не должны превышать 35 процентов доходов трудовых коллективов. Трудящихся надо вооружить новейшими орудиями труда. Наконец, им должно быть доступно сырье, а то сейчас они вынуждены платить за отечественное сырье по мировым ценам. Надо для россиян сделать льготы на сырье и заморозить цены на нефть, газ, руду и т. п. Тогда наши производители смогут производить товары, конкурентные на мировом рынке, как это делают сегодня китайцы. Надо создавать новые рабочие места. Для этого нужны инвестиции. Чтобы они появились, надо освободить новые предприятия от налогов на 5 лет. Сегодня нам нужно ежегодно инвестиций на 50 - 70 млрд. долларов, тогда мы за 10 лет догоним развитые страны. - Пока 20 млрд. долларов ежегодно вывозится из России. - Да, вывозится, ибо производить в России невыгодно, лучше спекулировать или заниматься финансовыми авантюрами. Наш народ необыкновенно терпелив. Он смирился с любыми налогами, с любым ростом цен. На Западе стоит поднять цены на несколько процентов или дать маленькую стипендию студентам, как тут же начинаются социальные проблемы и министры вынуждены уходить в отставку. У нас сегодня 42 вида налогов. Уже все запуталось. Я писал Б. Ельцину - давайте сделаем систему из 2 видов налогов: на землю и на добавленную стоимость. У меня есть земля, я за нее плачу. Что я на ней построю - не ваше дело. Я, например, построю 20-этажное здание и размещу в нем доходное производство, тогда будет всем хорошо. И коллективу, и обществу. Однако ответа от президента я так и не дождался.
- Святослав Николаевич, мы все об экономике. Но не хлебом единым жив человек. Вот я прочитал девиз вашей партии: "Вместе со всеми ради блага каждого!" Насколько я помню, эти слова принадлежат оригинальному русскому философу Н. Ф. Ф е д о р о в у – автору "Философии общего дела", всю свою жизнь посвятившему проблеме практического бессмертия человека. Эти слова случайно выбраны вами или нет?
- Не случайно. Мы в МНТК осуществляем гуманизм в действии, буквально открываем глаза людям. У Н.Ф. Федорова в основе его гуманистической философии лежал осмысленный творческий труд. Мы практикуем такой труд в нашем коллективе. Высокое качество лечения больных и есть гуманизм в действии. Наш труд коллективный, здесь без честности не обойтись. От нечестности, от безнравственности человека все может развалиться. У нас высокое разделение и специализация в труде, поэтому мы друг от друга зависим. У нас полная гласность в коллективе, особенно в финансово-экономической сфере. Без нее самоуправление в коллективе невозможно: вся система развалится. Коллективный труд порождает и более высокую трудовую мораль. Для нашего переходного времени это, пожалуй, самое главное. У нас сейчас в стране много эгоизма, обмана, безчестности. Пользуясь монополией, многие предприниматели поднимают цены на продукцию, которую не в состоянии купить бедные люди. Это безнравственно.
- Но ведь вы тоже делаете коммерческие операции, получая за это сотни долларов . Такие операции не всем доступны.
- Верно. Но гораздо больше мы делаем операций бесплатно, оказываем помощь тем, кто в ней нуждается. Доллары используем для закупки новейшего оборудования. Недавно приобрели 2 автобуса которые превратили в передвижные больницы. Ездим по всем городам России и оказываем помощь нуждающимся. Мы своим трудом умножаем то, что имеем. Раньше наша собственность оценивалась в 2 млрд. рублей в современных деньгах, теперь - в 84 млрд. Мы занимаемся большой благотворительной деятельностью. Взяли 1 .000 га земли, освоили голландскую технологию производства картофеля. Построили 12 км дорог, проложили 19 км газовых магистралей, канализационных систем в 45 домов близлежащей деревни. Организовали цехи по ремонту машин, отстроили картофелехранилище. Мечтаем создать радиотелефонные системы. Строим филиалы МНТК за границей.
- Эту модель деятельности вы хотите перенести на всю Россию?
- Я хочу обустроить Россию так же, как мы обустраиваемся в своем МНТК. Если мы создадим по образу МНТК коллективы по всей стране, уверен, что Россия поднимется без всякого правительства. Все сделаем сами: построим дороги не хуже, чем на Западе, насадим вдоль дорог деревья, построим новые дома и газоны не хуже, чем в Англии. Уверен, сумеем это потому, что собственность будет принадлежать всем и каждому в отдельности. Сегодня мы зеки в своем государстве. Чиновник из меня может сделать блин, и никто меня не спасет. Иное дело, когда я свободно тружусь на своей земле и на своем предприятии.
- Вы пожалуй, сегодня единственный из известных общественных деятелей, кто не говорит о державности и всесилии государства, а, наоборот, выступаете с антибюрократической программой.
- Я считаю, что держава сильна не чиновничеством, а умными и деятельными людьми. Если держава сильна только тем, что обобрала простых людей, то это просто Бухенвальд, а не держава. Держава сильна не танками и хоромами богачей, не тем, что людьми управляют как скотом, а высокой трудовой моралью людей, их высоким уровнем жизни. Только труд, причем коллективный, может укрепить государство. Без коллективного труда на себя, на свою семью, на будущее - нет человечества, нет цивилизации.
- Вы часто ссылаетесь на Маркса, Энгельса и других классиков, в то время как большинство современных интеллектуалов их давно сбросило с "парохода современности". Это что – проявление своеобразного эпатажа или нечто большее?
- Я просто считаю, что взгляды и Маркса, и Энгельса - прекрасные взгляды. Мой отец был в драгунском полку и во время Февральской революции выступил против монархии. Идеи классиков марксизма прекрасны, но их исполнение не всегда было приемлемо. После романтиков, делающих революцию, к сожалению, к власти приходят подлецы, которые используют эти идеи в своих корыстных целях. И вместо свободы мы получаем концлагерь, а вместо революционеров-романтиков - бюрократов и коррупционеров. Так со временем была извращена и социалистическая идея самоуправления. Ее заменила идея господства всесильного бюрократического государства.
- Святослав Николаевич, на съезде вашей партии я увидел социалиста-диссидента Абовина-Егидеса, много писавшего о самоуправлении. Случайно ли ваше знакомство с ним?
- Нет. Он пришел ко мне со своими книгами, которые во многом созвучны тому, что я делаю практически. Его диссидентство во многом связано с идеями молодого Маркса. Он развивал в теории то, что я осуществлял в жизни. Мой пример самоуправления в МНТК - доказательство того, что идея самоуправления жизненна и эффективна. Она базируется на современной технологии и потому прогрессивна. Сегодня с МНТК не может сравниться ни одна американская клиника. У него производительность труда в 4 раза выше, чем в США, а уровень технологии лет на десять опережает американский.
- Сегодня модно говорить об общенациональной идее. Как вы ее себе представляете?
- Я считаю, что стране нужна общенациональная, патриотическая идея. Суть ее состоит в том, что мы, русские люди, россияне, достаточно умные и работящие люди, чтобы создавать хорошие и интересные вещи. Мы должны потрясать мир не силой оружия, а силой интеллекта, той огромной интеллектуальной собственностью, которую создали разные поколения в прошлом и настоящем.
- Кто вы по убеждению? Каково ваше отношение к национальному вопросу в России?
- Я интернационалист. Все люди одинаковы по своему менталитету. Что такое национальность? Определенная культура, язык, исторические привычки, ритуалы, специфическая одежда и т. д. Все это - пожалуйста, но большего значения для меня национальность не имеет. Все люди равны от рождения, у всех должны быть равные права. Если человек говорит: я русский или армянин - и требует какие-то особые для себя права, то это глупость. Нужно иметь равные права, прежде всего в труде. Как только негры в США стали участвовать в общественном производстве, они стали равны белым и сегодня сидят с ними вместе в одних автобусах и ресторанах.
- Каково ваше отношение к чеченскому конфликту?
- У меня мало информации о нем. Я до сих пор не понимаю, чего хотят Дудаев, Черномырдин и Ельцин. Если Дудаев хочет того же, что и Шаймиев, то почему не пойти на это. Сначала, видимо, этот вопрос решался положительно: ведь Дудаеву дали оружие. Почему же тогда началась война? Насколько я знаю, в Чечню было перекачано 30 млн. тонн нефти для переработки. И если раньше чеченцы с Москвой расплачивались, то теперь перестали. Значит, это разбора из-за нефти, из-за долларов. Тогда это безобразие и даже преступление. Убивать людей, превращать их в заложников разборок нельзя. Еще раз повторю: у меня мало информации, но похоже, что в этом конфликте виновато наше правительство, которое, во-первых, вооружило Дудаева, во-вторых, стало убивать тысячи мирных, ни в чем не повинных людей, в-третьих, нельзя силой удерживать народы... Насильно мил не будешь.
- Создав партию, вы вступили на путь жесткой политической борьбы, часто идущей без правил. Вы к такой борьбе готовы?
- Я не очень понимаю слова "борьба". Что, мне надо драться? Я думаю, политическая борьба - это прежде всего борьба идей. Если твои идеи хороши, то тебя народ поймет. Если меня не поймут, значит, рано начал, значит, еще три часа ночи и все крепко спят. Важно также, каковы стремления людей. Если большинство имеет психологию дворовых крестьян и ищет хорошего барина, у которого можно на кухне поесть и чтобы на конюшне не драл, тогда, по-видимому, он выбирает идеи державные, идеи тоталитарные, идеи Жириновского и ему подобных политиков. Если люди хотят хорошо трудиться и хорошо зарабатывать, то это мой электорат.
- Вы были в партиях Травкина и Борового. Почему ушли?
- Потому что понял, что их не волнует то, как я работаю со своим коллективом. Их не интересуют идеи самоуправления и свободного труда. Они отвергают вообще идею коллективизма, артельности. Их партии стоят за наемный труд, а я против него.
- Не боитесь ли вы, что, если станете конкурентом президента, вас лишат вашего МНТК?
- Что ж, пойду тогда в районную больницу работать. Не пропаду! А трусость мне не свойственна. Это черта рабов. Волков бояться - в лес не ходить!
"Правда", № 44, 10 марта 1995 года.

http://www.permgani.ru/politads/files/762.pdf