Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

КАК НАМ РЕФОРМИРОВАТЬ СУД ПРИСЯЖНЫХ

Оригинал взят у ivan_mironov в КАК НАМ РЕФОРМИРОВАТЬ СУД ПРИСЯЖНЫХ
Иван Миронов: тезисы навстречу президенту

Инициатива В. В. Путина вернуть российским гражданам конституционное право на суд присяжных обрело точку опоры 19 февраля 2015 года на организованном Верховным Судом круглом столе «Перспективы реформирования суда присяжных в РФ». Основные идеи судейского сообщества на заданную тему фактически свелись к трем предложениям. Первое – обрезание классической скамьи присяжных с 12 до 5-7 основных членов коллегии. Второе – введение в районных судах института народных заседателей, приснопамятных советских «кивал», вместе с судьей на троих соображающих приговоры. И третье – допустить председательствующего судью в совещательную комнату, предоставив право участия в обсуждении вердикта, прежде закрепленное исключительно за присяжными заседателями. При этом уважаемые представители судейского корпуса выражали радетельное беспокойство, что, дескать, и без того суд присяжных нелегким бременем ложится на хрупкий госбюджет, а тут нате вам, взвалить хотят целый крест!

Кстати, вопрос, как сэкономить на конституционных правах российских граждан, из уст судебной и исполнительной властей звучит цинично и лицемерно. Во-первых, любое отступление от традиционной модели «скамьи» образца 1864 года будет обесценивать объективность и справедливость суда присяжных. Во-вторых, сознательно не раскрывая расходов на единственно прозрачный институт судебной власти, чиновники назойливо жалуются на его дороговизну. При этом я очень сомневаюсь, что отправление правосудия присяжными заседателями обходится казне дороже среднестатистического сочинского спорт-объекта или ремонта асфальта в каком-нибудь подмосковном районе.

Дорогие присяжные заседатели?

Не следует забывать, что удорожание расходов на суд присяжных происходит исключительно по воле судебных начальников, регулярно и неоднократно отменяющих оправдательные приговоры, постановляемые на основании вердикта присяжных, отправляя дела на новое рассмотрение. Таким образом, по прихоти профессиональных судей, не желающих признавать справедливыми решения своих народных коллег, рассмотрение одного дела может обходиться налогоплательщикам в два, три, а то и в четыре раза дороже, чем того требует правосудие и здравый смысл. Добавьте к этому странные поправки к «присяжному» законодательству, например, отмену в 2011 году «пределов территориальной подсудности» для судов присяжных заседателей. На практике это узаконило выездные заседания коллегий за пределы своего региона, что было обкатано в деле Владимира Барсукова (Кумарина), когда питерских присяжных вместе с судьей несколько месяцев подряд возили «судить» в Москву. К стандартным расходам прибавлялись командировочные и проездные. Вот и получается, что подчас основные затраты на суд присяжных определяются прихотью и ухищрениями властей в борьбе за обвинительный приговор.

Опять «тройка»

Насколько эффективными станут народные заседатели, которых предлагают ввести в районные суды, и усеченные коллегии присяжных, станет ясно по истечению первого отчетного периода, если, конечно, эти предложения будут реализованы. В России присяжные заседатели в среднем оправдывают 20% подсудимых. Данный показатель можно принять за условный «индекс справедливости», хотя в мировой и исторической практике суды присяжных оправдывают от 25% обвиняемых и выше. Например, в Российской Империи присяжные оправдывали около 40% подсудимых. Сегодня профессиональные судьи без учета приговоров по делам частного обвинения оправдывают в среднем 0,2%. То есть фактически никого. Для сравнения, сталинские суды в 1937 году признали невиновными больше 10% обвиняемых. Так вот, я очень сомневаюсь, что оправдательные приговоры, выносимые новыми «тройками», преодолеют один процент, а оскопленный состав присяжных сможет осилить планку в 10%.
Кроме того, «кивалы» никогда не будут пользоваться большим доверием, чем профессиональные судьи, поэтому авторитета отечественной Фемиде они вряд ли прибавят, скорее наоборот. Чтобы развеять сомнения в объективности народных заседателей, для начала их можно использовать в разрешении вопросов об избрании меры пресечения и продлении сроков содержания под стражей.

Суд присяжных без очереди

Глубокое заблуждение, что все фигуранты дел, подпадающих под суд присяжных, немедленно потребуют пред ним предстать. Суд присяжных – это непростой выбор и для обвиняемых, и для их защитников. Во-первых, если коллегия выносит обвинительный вердикт, то подсудимый, как правило, получает на 5-7 лет больше (по особо тяжким преступлениям), если бы он дерзнул доказывать свою невиновность перед судом исключительно профессиональным.
Во-вторых, вместо того, чтобы за два месяца отсудиться и отправиться в лагерь, избравшему суд присяжных с учетом пересмотра приговоров предстоит на несколько лет превратить свою жизнь в сплошную череду судебных подвалов, «аквариумов», автозаков, и тюремных камер.
В-третьих, с учетом вышеперечисленного, на суд присяжных согласятся лишь те, кто будет уверен в своей невиновности или убежден в отсутствии против него весомых доказательств. Те же, чья вина уверенно будет подтверждаться материалами дела, предпочтут сотрудничество со следствием и чистосердечное признание в надежде получить «ниже низшего» в скором, формальном профессиональном суде. Конечно, жаждущих суда присяжных будет явно не 0,05%, рассматриваемых сейчас от общей массы уголовных дел, но и далеко не 60%, как это было в Российской Империи.

«Скамья» престижа

Довод противников суда присяжных о том, что российские граждане не хотят идти в «народные судьи», также спорный. Уровень престижа любой профессии, даже временной, вполне можно регулировать. Достаточно, скажем, ввести для присяжных ряд льгот, например, бесплатный проезд в общественном транспорте; в трудовой кодекс ввести норму, запрещающую работодателю увольнять исполняющего обязанности присяжного в течение двух лет после истечения его полномочий, а также закрепить за ним право на оплачиваемый по основному месту работы двухнедельный отпуск по завершению судебного процесса.

«Случайная выборка» неслучайными людьми

Каких реформ требует нынешний суд присяжных? Прежде всего, расширения перечня статей УК, подпадающих под компетенцию коллегии присяжных заседателей. Обвиняемый в тяжких и особо тяжких преступлениях должен иметь право на рассмотрение своего дела «народными судьями».
Должна стать прозрачной процедура отбора коллегии, начиная с формирования списка кандидатов в присяжные заседатели. Согласно ст. 326 УПК, «секретарь судебного заседания или помощник судьи производит отбор кандидатов в присяжные заседатели из находящихся в суде общего и запасного списков путем случайной выборки». При этой «случайной выборке» ни обвиняемый, ни его законный представитель не присутствуют. Прямого запрета на контроль отбора стороной защиты нет, но судьи категорически отклоняют все ходатайства защиты поучаствовать в «случайной выборке» кандидатов в присяжные. Это скользкое положение должно быть заменено четко прописанным регламентом участия обеих сторон на всех стадиях отбора кандидатов в присяжные заседатели. Только тогда можно быть уверенным, что кандидаты действительно были выбраны волей случайная, а не чьей-либо.

Присяжные «срочники» против «контрактников»

Нынешний УПК указывает, что одно и то же лицо не может участвовать в течение года в судебных заседаниях в качестве присяжного заседателя более одного раза. По логике законодателя, эта норма должна обезопасить правосудие от «профессиональных» присяжных, переходящих из процесса в процесс. Очевидно, что если присяжный единожды проголосует за невиновность подсудимого, он вряд ли вновь «случайно» будет приглашен на отбор коллегии в новый процесс. Однако данная норма закона сформулирована слишком неконкретно: какой год имеется в виду – календарный (с 1 января по 31 декабря) или 12 месяцев подряд? Если календарный, то как быть, коли заседание началось, скажем, в декабре и продолжается в январе – менять коллегию присяжных? И согласно букве закона, если процесс с участием присяжных заседателей заканчивается 31 декабря, то аккурат после новогодних праздников те же самые присяжные могут в очередной раз приступать к своим обязанностям. Поэтому необходимо календарный разрыв изменить на временной, чтобы между процессами, в которых гражданин может исполнять обязанности присяжного, проходило не меньше 12 месяцев подряд.

Какой оправдательный приговор можно отменить? Любой!

Одним из самых острых вопросов правосудия является отмена оправдательных приговоров, постановляемых на основании вердикта коллегии присяжных. Согласно ст. 389.25 УПК данный приговор может быть отменен при наличии «таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его законного представителя на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными ответов». Эта абсолютно размытая норма закона позволяет вышестоящей судебной инстанции отменять любой оправдательный приговор суда присяжных. Именно поэтому и отменяется почти половина оправданий. Например, потерпевший перестал являться на заседания суда. Или в числе присяжных обнаружили посетителя наркодиспансера. Или адвокат подсудимого задавал вопросы потерпевшему и свидетелям, не относящиеся к фактическим обстоятельствам дела. Или председательствующий в напутственном слове присяжным сказал, что при оценке показаний подсудимого, потерпевшего и свидетелей присяжные могут учитывать «даны ли показания по принуждению или без давления». Перечисление можно продолжить…

Автор адвокат, кандидат исторических наук

Источник: http://svpressa.ru/blogs/article/117666/

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments