Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

ФАБРИКА СМЕРТИ ИМЕНИ ГОЛИКОВОЙ

Оригинал взят у mironovboris в ФАБРИКА СМЕРТИ ИМЕНИ ГОЛИКОВОЙ
 Борис Миронов
76 процентов лекарств в наших аптеках – импортные, но и оставшиеся 24 процента нельзя назвать отечественными в чистом виде, они выпускаются большей частью из импортных компонентов и сырья, по импортным технологиям. Но даже при этом, как отмечает директор московского представительства АО «Хемофарм А.Д.» (Сербия) Милош Давидович в интервью «Новой газете» (№ 32 от 30 марта 2009 года): «В России лишь 50 фармацевтических предприятий из 528-и работают в полном соответствии с требованиями международного стандарта GMP, который обеспечивает высокое качество продукции. К тому же регистрация препаратов к производству в России занимает до двух лет (в Европе — до четырех месяцев)». По данным Формулярного комитета, среди зарегистрированных в стране препаратов эффективность 70 процентов не доказана в хорошо организованных исследованиях или не очевидна в результате практики применения. Однако они не только продаются и рекламируются, но и попадают в утвержденные закупочные списки, вытесняя оттуда проверенные наукой и практикой жизненно необходимые и дешевые средства.
«За последние 15 лет, - констатирует Л. М. Рошаль, - страна потеряла научный потенциал в области разработки и проектирования производства антибиотиков. Под угрозой исчезновения собиравшаяся десятилетиями уникальная коллекция штаммов микроорганизмов. В стране отсутствует стратегический запас субстанций антибиотиков на случай особого периода. Практически свернута разработка оригинальных препаратов и технологий. За последние годы не было зарегистрировано практически ни одного принципиально нового лекарства. Фактически исчезли НИИ — разработчики лекарств. Сегодня как никогда остро встает вопрос возрождения отечественной медицинской промышленности, но никто этим не занимается» («Российская Федерация сегодня», № 21, ноябрь 2006 года).
Во всем мире признано: рыночные отношения в сфере лекарственного обеспечения несостоятельны. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) настаивает на том, что «государственные структуры должны быть ответственны за регламентирование производства, импорта, экспорта, хранения, распределения, продажи лекарственных средств и снабжения ими». Российские эксперты настаивают, что стране необходима национальная система лекарственного обеспечения. «Отсутствие у большинства граждан страны доступа к лекарствам означает нарушение конституционного принципа равенства», – говорит вице-президент Общества специалистов доказательной медицины, президент Российского отделения Северо-Европейского филиала Кокрановского сотрудничества, профессор Василий Власов.
Перед болезнью у нас действительно не все равны. В обеспечении лекарствами граждане одной страны и даже одной области, и даже одного города, посёлка разделены на множество категорий и групп: льготные категории; больные с заболеваниями, требующими особо дорогостоящего лечения; дети; беременные; инвалиды; ликвидаторы-чернобыльцы и т.д. В ряде ведомств своя медицинская помощь, помимо Администрации Президента, Правительства, Государственной Думы, Совета Федерации, это и МВД, и Министерство обороны, и ФСБ, и РЖД, и «Газпром», и МЧС … Многие получают лекарства и в ведомственной системе, и за счет бюджета, например, по программе дополнительного лекарственного обеспечения. Есть льготники федеральные, есть региональные. В некоторых регионах действуют свои программы обеспечения лекарствами разных категорий граждан, а в некоторых вообще нет никаких программ. Есть отдельные программы и подпрограммы для больных с ВИЧ-инфекцией, туберкулезом, сахарным диабетом… Но все эти программы никак не координируются между собой. «Разрозненные программы лекарственного обеспечения не ориентированы на излечение людей от излечимых заболеваний», — говорится в докладе Формулярного комитета Российской Академии медицинских наук.
Все придумано не для лечения тех, кого можно вылечить, и не для поддержания здоровья тех, кому можно помочь, а для удобства тех, кто продает и закупает лекарства. Министерство отчитывается не по количеству спасенных людей, а суммой, освоенной на лекарственное обеспечение. Государственное лекарственное обеспечение превратилось из средства помощи больным в очередной проект освоения (читай: разграбления) бюджетных денег.
В отличие от всего цивилизованного мира и нашего советского прошлого в современной России не действует даже система рецептурного отпуска лекарственных средств. Больные выбирают не то, что лечит, а то, что дешевле, и то, что рекламируют. И не лекарствами уже многие лечатся, а БАДами - биологически активными добавками, которые лекарствами не являются, стандартов для их производства нет, клинических испытаний они не проходят, законодательством не регулируются, а годовой объем российского рынка БАДов, по данным ЦМИ «Фармэксперт», превышает уже миллиард (!) долларов. Прибыль их производства достигает тысячи процентов! Принимая БАДы, рассчитывая на сказочные эффекты, обещанные агрессивной рекламой, люди запускают болезнь, и это один из серьёзных факторов роста смертности в стране. Всё это порождение Минздравсоцразвития, активно препятствующего утверждению стандартов лечения, жестко регламентирующих обследования и назначения. Профессор Павел Воробьев, руководитель отдела стандартизации в здравоохранении Академии имени Сеченова, признаёт, что при наличии более 600 проектов, подготовленных специалистами, ни один стандарт не утвержден. Причина? Причина проста и очевидна всем. Коррупция разъела медицину. Чиновники на всех уровнях получают огромные взятки от фармацевтического бизнеса. «Откаты» за закупки лекарств достигают 50 процентов от стоимости партии. Взятки получают все - от руководителей аптек и главврачей до высоких чиновников, от которых зависит включение лекарств в льготные списки и перечни. До 100 тысяч евро доходит «плата» за каждое лекарственное средство при включении его в списки и тендеры. Так без малейшей пользы для больных распыляются миллиарды бюджетных средств. И это, увы, не первый и не последний канал разворовывания казённых денег, предназначенных для укрепления здоровья граждан страны.
В мире хорошо знают, почему Россия за одно и тоже оборудование платит в три – четыре раза дороже, чем европейские страны. Потому что российские чиновники – казнокрады, за взятки в миллионы они легко переплачивают десятки миллионов. Взятки - себе, переплата - из государственного кармана. В ходе внутреннего расследования на фирме «Сименс», отвечавший за продажи медицинского оборудования на российском рынке Сэм Цехман признал, что руководство «Сименса» потратило на взятки семь
миллионов евро, чтобы обеспечить контракт стоимостью 28,3 миллиона евро для Института нейрохирургии имени академика Н. Н. Бурденко («Новая газета». № 54 от 24 мая 2010 года). Если б то был единственный случай умышленного завышения платы за медтехнику, какие могли быть претензии к министерству. Паршивая овца может затесаться в самое добропорядочное стадо. Но нет же, практика переплат, суммарно достигающая миллиардов рублей, приобрела в ведомстве Татьяны Голиковой повсеместный характер. В Архангельской области для онкодиспансера цена приобретенного 16-срезового томографа составила 69,3 миллиона рублей. В Ангарске за такой же томограф в это же время заплатили в два с лишним раза дешевле - 32,95 миллиона. Поставка двух таких же томографов той же фирмы тем же поставщиком («Дельта-Технология») и, кстати, тоже для онкодиспансера во Владимире обошлась в 43,4 и 45,3 миллионов рублей. Когда оснастить магнитно-резонансным томографом очередь дошла до архангельской городской клинической больницы № 1, то ей всё та же «Дельта-Технология» поставила томограф Siemens Magnetom Essenza за 87,95 миллиона рублей, при том, что на рынке эти томографы продаются за 54 миллиона рублей. Многие европейские, американские купцы предлагают и того дешевле. Точно такой же новый томограф, купленный для херсонской больницы, обошелся в 9,5 миллиона гривен (36 миллионов рублей). Впрочем, в самом Архангельске две другие фирмы предложили томографы фирмы «Тошиба»: лучший по классу и качеству Excelart Vantage Atlas-X — за 75 миллиона рублей, томограф другой модификации, но не уступающий по своим характеристикам двум первым и того дешевле — за 57 миллионов рублей. Что помешало этим фирмам выиграть тендер? Один пунктик в техзадании: вес магнита не более 4,5 тонны, у конкурентов магнит оказался на 700 кг тяжелее. Да техническое задание слово в слово, цифра в цифру, буква в букву было списано с параметров «Сименса»!
В Каменск-Уральском при стоимости томографа в 22,7 миллиона рублей из бюджета выложили 122,5 миллиона. В Калининграде за томограф переплатили втрое, при цене 20 миллионов, не моргнув глазом, выложили 63 миллиона. В Благовещенске всё за тот же чёртов томограф переплатили в два с лишним раза, в Ульяновске через сеть фирм-однодневок цена на ангиограф была поднята с 50 миллионов до 85! Компьютерный томограф и аппарат для диагностики сосудов ценой около 72 миллионов рублей из-за мошенничества главы здравоохранения Сахалинской области Васильченкова обошлись казне в 170 миллионов рублей, плюс к тому за поставку трёх рентгеновских компьютерных томографов, как выявило следствие, сверх реальных цен переплачено более 18,4 миллиона рублей. 55 миллионов рублей за томограф Emotion 6 выложили руководители здравоохранения Ненецкого автономного округа. В Нижнем Новгороде точно такой же Emotion 6 установлен за 22 миллиона, в Екатеринбурге - за 24,2 миллиона. Для сравнения зайдём на торговые сайты www.deutschmedic.ru и www.knmt.kiev.ua, где цена Emotion 6 одна — 350 тыс. евро, или 15 миллионов рублей. Пятнадцать! Ни миллионом больше. Не 55 и даже не 22, а именно 15…
Где Нижний Новгород и где Ханты-Мансийск, где Сахалин и где Калининград, где Екатеринбург и где Нарьян-Мар, отдалённые друг от друга на тысячи и тысячи километров, но в столь далёких друг от друга местах как под копирку вершатся воровские сделки, пробивающие в государственной казне бреши в сотни миллионов рублей, и, что примечательно, при великом разнообразии фирм и фирмочек, торгующих медицинским оборудованием, почему-то везде фигурируют одни и те же купцы. Ответ на этот вопрос дал Леонид Рошаль в своём выступлении: «Сегодня закупку необходимого оборудования и лекарственных средств диктуют не специалисты, не медицинские учреждения, а чиновники. В результате руководители медицинских учреждений вынуждены закупать оборудование, инструментарий, расходные материалы и лекарства только в тех фирмах, на которые им указали сверху».
Когда информация о расхищении гигантских государственных средств в системе Минздравсоцразвития стала достоянием первых газетных полос, томографами занялось Контрольное управление Администрации Президента. «На приобретение 170 томографов из бюджета выделено 7,5 миллиарда рублей. Средства тратятся крайне неэффективно», - докладывал Президенту Д. А. Медведеву (август 2010 года) глава Контрольного управления Константин Чуйченко. Доказательств в докладе масса. Томографы закупались в два - три раза дороже стоимости, которую выставляли производители. Аппараты ценой в 16 - 20 миллионов рублей приобретались за 30 – 50 миллионов, в некоторых случаях оборудование стоимостью 28 - 35 миллионов рублей покупалось за 60 - 90 миллионов. Томограф у производителя стоимостью 35 миллионов рублей Ростовская область приобрела за … 90,3 миллиона. В Ярославской области за аппарат первоначальной стоимостью 35 миллионов рублей заплатили 73,7, пропустив его через четырёх посредников – трёх российских и одного зарубежного. Как только Контрольное управление начало проверку, цены резко упали. За 20 миллионов Дагестан купил томограф, который только что стоил 50. Посредники, говорилось в докладе Контрольного управления, завышают цены невероятно. Невероятными выглядели и результаты конкурсов на закупку, где цена за томограф снижалась на … один процент. «Имеет место коррупционная составляющая, - итожило Контрольное управление Президента. - Возбуждено 17 уголовных дел». Министра здравоохранения Челябинской области Тесленко оперативники ФСБ арестовали прямо в бане при дележе десятков миллионов рублей, которые, как полагает следствие, имеют отношение к областной программе закупки томографов («Новая газета», № 46 от 26 апреля 2013 года).
По итогам расследования Контрольного управления Администрации Президента тогдашний премьер-министр В. В. Путин должен был разработать систему мониторинга цен на медоборудование и подготовить изменения в законодательство, касающиеся размещения заказов на закупку медтехники. Главе Минздравсоцразвития Т. А. Голиковой поручалось привлечь к ответственности чиновников от медицины за неэффективное расходование бюджетных средств. Что сделано? Ничего! Т. А. Голикова не унтер-офицерская вдова, сама себя пороть не стала. А то, что схема разворовывания миллиардов народных денег замыкается на саму Голикову, сомневаться не приходится. Любой руководитель отрасли вам это с лёгкостью докажет. Достаточно было случиться одной-двум переплатам, чтобы министерство взяло закупки в свои руки. Так мы делали, когда я возглавлял полиграфическую отрасль. Это же элементарно. Собираются заявки типографий на оборудование, специалисты обобщают их и начинают переговоры с фирмами-поставщиками… Впрочем, чего ударяться в детали. Это же банальная операция. На то и министерство, чтобы этим заниматься. И что, Татьяна Алексеевна Голикова в этом не разбирается? Да бросьте! Это она в медицине не разбирается, потому что к медицине никогда никакого отношения не имела. Но она же доктор экономических наук. Окончила Московский институт народного хозяйства имени Плеханова по специальности «экономика труда», работала в отделе заработной платы НИИ труда Госкомтруда СССР, потом экономистом, возглавляла Бюджетный департамент Минфина России, членом коллегии Минфина была, Департаментом бюджетной политики Минфина руководила. Заместитель министра финансов России! Уж что-что, а деньги считать она должна была научиться! Тогда вернее задаться риторическим вопросом: откуда у Татьяны Голиковой и её мужа Христенко, имеющих строго регламентированные чиновничьи зарплаты, немаленькие, конечно, но и не настолько велики, чтобы позволить себе иметь квартиру в элитном поселке «Остров фантазий» роскошно, хоть и незаконно, возведённом в особо охраняемом природном парке «Москворецкий» на берегу Татаровской поймы Москва-реки. Согласно декларации о доходах за 2008 год, у господина Христенко здесь хоромы в 218,6 кв. метров. Если сопоставить эти данные с предложениями различных риелторских агентств, можно предположить, что речь идет о пяти-шестикомнатной квартире. В 2007 году стоимость таких квартир доходила до 14 тысяч долларов за квадратный метр, и должна была обойтись министру в 2,5 миллионов американских долларов или в 80 миллионов российских рублей. Для чиновника даже министерского ранга — фантастическая сумма! Христенко столько не зарабатывал. Откуда ж у него деньги на столь дорогую «Фантазию»? Явно не из зарплаты. Согласно поданной им же декларации, к 2007 году он подошел с весьма скромной (для «Острова») годовой прибылью в 2,153 миллиона рублей. Чтобы купить в шикарном поселке квартиру, ему потребовалось бы откладывать в свинью-копилку все свои легальные доходы за 37 лет. Если, конечно, не тратиться при этом на еду, одежду, квартплату и прочие житейские мелочи. Может, покупку министра оплатила его супруга Татьяна Голикова? Вот только легальные доходы главы Минздравсоцразвития скромнее мужниных. По декларации за 2008 год она получила на миллион меньше. Да и прежде уступала ему в доходах. Денег нет, а хоромы есть. И не единственные. Под стать апартаментам мужа у мадам Голиковой роскошная квартира. Если у Христенко до 2007 года вообще не было в Москве собственного жилья (в элитных метрах на Триумфальной площади по адресу Тверская, 28 он был, как гласит база данных столичной недвижимости, только прописан), то еще в 2004-м (через год после свадьбы Голиковой и Христенко) у нынешнего министра здравоохранения (тогда она была замминистра финансов) появились каменные палаты в жилом комплексе «1-й Колобовский, 18» на Трубной, у самого Бульварного кольца. Как сказано в описании: «В квартирах современной планировки выполнен евроремонт с использованием высококачественных отделочных материалов. Оформление придомовой территории также на высоте: разбиты аккуратные газоны и цветники, установлены декоративные фонари, выполнено озеленение территории. Жилой комплекс и подземный паркинг находятся под круглосуточной охраной». В декларации Голиковой указана площадь квартиры — 142,4 квадратных метра. Стоимостью 2,424 миллиона долларов. По 17 тысяч долларов за метр. Зарплаты министра за весь год хватит лишь на два метра такой «элитки». За всю квартиру Голиковой с её официальными доходами пришлось бы без еды и питья горбатиться около 70 лет! Так что помочь мужу скинуться на «Остров фантазий» мадам Голикова даже с ее министерской зарплатой вряд ли могла — она и на свою-то квартиру взяла деньги непонятно откуда. Зато понятно одно, что живут наши чиновники – Голикова с Христенко - совсем не по тем средствам, которые они декларируют. А ведь мы только чуть копнули лекарства и медтехнику. И если у бывшего заместителя министра финансов в руководимой ею отрасли финансы текут как вода из проржавевшего ведра, тут не финансисты должны искать ответ на вопрос как это может быть, тут нужны специалисты иной выправки – по борьбе с коррупцией. Нас же интересует другое: за что так ценит Президент страны Т. А. Голикову, что с нагло разворованной, с коррумпированной ею насквозь отрасли, он возносит её в свои помощники? Не настолько В. В. Путин стар, чтоб можно было принять его подобные кадровые перестановки за слабоумие и старческий склероз человека, спутавшего Лефортово с Кремлём. А газета «Известия» (19 июня 2013 года), улавливая настроение Путина, уже вещает о том, что Голикова вполне может заменить Степашина, как очень компетентный «профессиональный деятель в сфере государственных финансов и контроля за финансовыми потоками». Да уж, контролёр народного добра из Голиковой ещё тот!
Почему столько внимания уделяю здесь Голиковой? Потому что она, привечаемая и возвышаемая Президентом России В. В. Путиным, даёт возможность лучше понять самого Путина, как правителя: кому и за что власть доверяет, что ценно для него самого в людях, среди кого он ищет опору. Тогда становится ясным, чего нам ждать от самого В. В. Путина.
Ухудшились показатели здоровья населения, снизились демографические индикаторы, неудержимый рост цен на медицинские услуги, полное отсутствие координации регионального здравоохранения – таковы подлинные итоги работы министра здравоохранения и социального развития Т. А. Голиковой. Что касается парадных цифр самого министерства, то цену им очень верно определил профессор Юрий Комаров, вице-президент Российского медицинского общества: «Цифры ведомства живут сами по себе, ими чиновники бездумно манипулируют и учат ими манипулировать власть».
Руководимое Т. А. Голиковой министерство провалило все отраслевые программы, включая развитие донорства, проблему лекарственного обеспечения и, что чревато бедственными последствиями, провалило ввод в строй широко разрекламированных и Правительством, и самой Т. А. Голиковой высокотехнологичных медицинских центров, - пришёл к выводу Николай Быстров после кропотливого анализа деятельности министерства («Спасение умирающих – дело самих умирающих. При министре Татьяне Голиковой проект строительства федеральных центров высоких медицинских технологий был провален, а бюджетные миллиарды превратились в воздух»,© solomin, 18 июня 2009 года). Минувшей весной Счетная палата отчиталась об итогах аудита национального проекта «Здоровье». «Результаты проверки показывают, что нарушения бюджетного законодательства и финансовой дисциплины, несоблюдение требований по размещению госзаказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг и другие нарушения зачастую обусловлены отсутствием должного контроля со стороны руководства органов здравоохранения. Все это приводит к нецелевому и неэффективному использованию финансовых средств», - подчёркивается в официальном отчете контролирующего ведомства.
Федеральные центры высоких медицинских технологий, которые по первоначальному правительственному плану намечалось сдать в эксплуатацию до 2010 года в 15 субъектах Российской Федерации, должны были стать своеобразным венцом приоритетного нацпроекта «Здоровье». Планировалось, что в этих региональных медицинских центрах, оборудованных по последнему слову европейских технологий, станут проводить уникальные операции, на которые жители глубинки прежде годами ждали вызова в столичные клиники. Говорилось и о том, что новейшие центры здравоохранения помогут спасти тысячи жизней, сделают доступной для населения высококачественную медицинскую помощь.
Решение о строительстве федеральных центров высоких медицинских технологий принято постановлением Правительства № 139 20 марта 2006 года. Осуществление грандиозного проекта, на который государство выделило 32 миллиарда рублей, поручили профильному министерству здравоохранения. По утвержденному плану, первые четыре высокотехнологичных центра должны вступить в строй в 2008 году. На первый взгляд так быстро в России социальные объекты не строятся. Но случай особый: медицинские новостройки стали не только составной частью нацпроекта «Здоровье», но и взяты на особый контроль руководством страны. Генподрядчиком проекта выступил ФГУП «Техноинторг», за плечами которого без малого 40 лет внешнеэкономической деятельности по экспорту- импорту товаров технического и специального назначения. Поставщиком оборудования и стройматериалов выбрали немецкую компанию «Cadolto», которая специализируется на производстве сборных модулей для медицинских центров. Монтаж импортированных модулей с уже встроенным оборудованием по европейским стандартам занимает считанные месяцы. Согласно условиям проекта, финансирование нулевых циклов с возведением фундаментов будущих высокотехнологичных медицинских центров возлагалось на региональные бюджеты. Закупка, доставка и монтаж модулей с последующей отделкой помещений и установкой оборудования финансировались из федерального бюджета.
Как сообщают немецкие СМИ, которые внимательно следят за судьбой проекта, еще в 2007 году на производство и доставкумодулей по первым восьми медицинским центрам компания «Cadolto» получила 200 миллионов евро, что по существующему курсу равнялось примерно 7,2 миллиарда рублей. Однако, согласно отчету самого Минздравсоцразвития, в 2006 – 2007 годах на строительстве медицинских центров из федерального бюджета освоено на два миллиарда больше - 9,27 миллиарда рублей. Ещё через два года, по отчётам министерства, потрачено уже 18,7 миллиарда рублей. Реально же из 15 обещанных к тому времени был построен и сдан в эксплуатацию всего один-единственный Центр сердечно – сосудистой хирургии в Пензе, который помпезно открыли в январе 2008 года.
Воровства такого масштаба даже нацпроекты ещё не знали. На расхождение финансовых затрат и реальных результатов по нашумевшему национальному проекту «Здоровье» обратила внимание Генеральная прокуратура. В документе № 72/3 от 19 марта 2009 года за подписью помощника Генерального прокурора О. Шамшиной говорится: «В Чувашской Республике, Краснодарском крае и Астраханской области медицинские центры до настоящего времени не введены в эксплуатацию. По указанию Генеральной прокуратуры Российской Федерации прокурорами субъектов организованы проверки, в том числе о целевом расходовании бюджетных средств». В том же документе подчёркивается, как напоминание Т. А. Голиковой, что «…государственным заказчиком строительства федеральных центров высоких медицинских технологий является Минздравсоцразвития России».
А вскоре разразился новый скандал. Пензенский Центр сердечно-сосудистой хирургии оказался на грани остановки операций из-за нехватки финансов. Министерство вовремя не выделило ему дополнительных квот. В общем, отчитались, окропили, красные ленточки с грандиозной помпой разрезали и … забыли о Центре – надежде тысяч больных, что ждут годами операции на сердце. А что вы хотите от Голиковой – она не врач, ни Клятвы врача, ни Клятвы Гиппократа не давала.
Но пензенский Центр хоть построили, достроили ещё пять: сердечно-сосудистой хирургии в Перми и Калининграде; нейрохирургии в Новосибирске; центры травматологии, ортопедии и эндопротезирования в Смоленске и Барнауле, судьбы профинансированных ещё девяти (!) центров высоких медицинских
технологий из государственной программы «Здоровье» куда как драматичнее. Завезенные на строительство краснодарского Центра дорогостоящие немецкие модули из-за неправильного длительного хранения поразила плесень. Та же напасть на строительстве Центра сердечно-сосудистой хирургии в Красноярске. Модули пришлось частично реставрировать, часть менять на новые. По оценкам экспертов, это удорожает строительство как минимум на треть. Оставшихся средств от выделенных под проект 32 миллиардов рублей явно не хватит на завершение новостроек. Ещё одна напасть: возводимые с грехом пополам Центры постоянно фигурируют в коррупционных скандалах. Комиссия правительства Астраханской области, например, выявила завышение сметы на строительство местного федерального Центра сердечно-сосудистой хирургии аж на 224 процента!..
И как же Т. А. Голикова повела себя при столь очевидной обнажённости её как никудышного руководителя? Никогда не догадаетесь. Она заявила: «Реализация нацпроекта «Здоровье» будет продолжена с акцентом на формирование здорового образа жизни».
Хороши кремлёвские кадры! То Зурабов заявляет, что здравоохранение в финансировании не нуждается. Кто хочет жить, тот деньги найдёт. Теперь вот его преемница Голикова, ничего не умеющая кроме как «крысятничать» и «хомячить», промотав наши народные миллиарды, призывает нас самим теперь обеспокоиться о своём здоровье. Так ведут себя сановники Президента Путина. Скажи, кто тебе близок, и я пойму кто ты сам.
На расширенном заседании коллегии Министерства здравоохранения в мае 2013 года уже под началом нового министра В. И. Скворцовой с трибуны прозвучала ключевая фраза: «Обустроить» медицину по всем статьям и в каждом населенном пункте после тотального развала быстро вряд ли удастся». Сформулировано предельно точно, правда, первопричины тотального развала названы неверно: «Потому что здравоохранение в нашей стране, включая и советские времена, финансировалось по остаточному принципу. 3,6–3,8 процента от ВВП на все 140 миллионов россиян! Это крайне мало. Сейчас доля госрасходов на эту отрасль (впервые!) составляет порядка четырёх процентов от ВВП. Для сравнения: в Европе, Америке и в других развитых странах на эти цели выделяют до 15 процентов от ВВП». Даже самые маленькие деньги не могут разваливать, они могут только созидать. Разваливают люди, но кто же даст публично назвать виновной в тотальном развале медицины ту же Голикову, хотя это и чистая правда, если она восседает сегодня рядом с Президентом.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments