Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

Category:

"СТРАШНЫЙ СУД" В СУДЕ БАСМАННОМ

Оригинал взят у mironovboris в "СТРАШНЫЙ СУД" В СУДЕ БАСМАННОМ
    Басманный суд не случайно стал символом беззакония последнего двадцатилетия. Это гнездовье Генеральной прокуратуры, где высиживают выводки уголовных дел ретивые прокуроры-обвинители, это нерестилище Следственного комитета, где мечут икру улик и доказательств виновности дотошные следователи, и, наконец, это логово судей, рождающих чудовищ в виде немыслимых по длительности заключения приговоров. Если раньше, в клятые советские годы, «десятка» была строжайшим наказанием, а пятнадцать лет – практически высшей мерой, то теперь людоедские сроки в двадцать лет стали обыденностью судейских вердиктов. Да и чего не сделаешь на потребу власти и платежеспособного заказчика! Благо, ни народных заседателей, ни какого другого народного ока за спиной судьи не стоит, в затылок ему не дышит.

Басманный суд. Здесь под сводами еще дореволюционного присутствия ныне бродят овчарки и ротвейлеры, сопровождающие ощерившейся пастью конвой подсудимых.  Здесь обвиняемых водят гуськом, как ребятишек в детском саду, только не за руки они держатся, а скованны друг с другом бряцающими кандальным звоном наручниками.  А в подвалах Басманного, по слухам, как когда-то в подвалах Лубянки, водятся здоровенные крысы, наводящие тоску и ужас на подсудимых, что дожидаются своей участи в тесных каменных мешках судебных казематов.
Знающие люди скажут: да чем же Басманный отличается от любого другого суда на просторах матушки России. Пожалуй, что и ничем. Но здесь зиждется матрица, тот образцовый эталон судебных нравов нашего времени, по мерке которого кроят дела и шьют приговоры во всех судебных присутствиях от Камчатки до Урюпинска, от Магадана до Калининграда.  Как в Басманном аукнется, так во всех судах нашей необъятной Федерации и откликнется.
И потому, как ни крути, кто из вас не бывал в Басманном суде, кто не вкушал удовольствия созерцать Басманное правосудие, тот, считай, ничего не знает о россиянской действительности, и кипучая современная жизнь, увы, проходит мимо него. А вот вы зайдите на какой-нибудь процесс в Басманный,  к примеру, на процесс по делу экс-министра печати, писателя и политика Бориса Миронова, которого судят за его книги о России и ее правителях. Преинтереснейший, скажу я вам, процесс, поучительный и познавательный. В книгах писателя Бориса Миронова, как в «чашке Петри», собраны все страшнейшие бациллы и вредоносные бактерии нашего времени, все паразиты, гнездящиеся  на теле народа, и их можно в книгах  рассмотреть, как говорится, на свету. Ну, где еще в российском суде вы сможете услышать о преступлениях Чубайса, Кудрина,  Медведева, Путина, Ливанова, Голиковой. Да-да! Не вполголоса на кухне и не шепотом в подъезде, не в интернете под глубоко законспирированным «ником», а в Басманном суде все это зазвучало в нынешние дни, ибо именно за обличение  этих самых паразитирующих бактерий и бацилл - членов правительства России, губернаторов России, президента и премьера России –  судят сегодня Бориса Миронова. Чтобы не придрались эксперты, всегда готовые признать критику оскорблением или клеветой, замечу, что слово «паразит» употребляю в биологическом и даже в медицинском смысле, а отнюдь не в ругательном.
В Басманном слушается дело писателя! Дело ПИСАТЕЛЯ! Сколько раз в истории нашей страны звучали эти слова. На скрижалях каждой эпохи остались начертанными честные имена обличителей, не позволявших властолюбивым узурпаторам самоуправствовать безнаказанно и безоглядно. Николай Радищев, Александр Герцен, Федор Достоевский, Лев Толстой, Александр Солженицын, сегодня - Борис Миронов.  Его книги «Иго иудейское», «Приговор убивающим Россию», «Русские. Последний рубеж», «Битва с игом иудейским» - запрещены. А все потому, что в них  правда о преступлениях власти. Но оказалось, что запретить – мало! Ведь интернет не заткнешь, а в нем книги Бориса Миронова читают и перечитывают многочисленные пытливые умы. И вот тогда за дело взялся Басманный. Его задача – заставить замолчать самого Бориса Миронова, связав ему руки уголовным делом по статье 280-й – публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. По нынешним временам за это лишают свободы до четырех лет.
Первое судебное слушание состоялось 15 июля, жарким пятничным полднем. Зал оказался маловат для пришедших зрителей. Чтобы уместить всех желающих, в него пришлось втискивать дополнительные лавки. Но вот зрители расселись по местам, и их взору было явлено начало судебного действа. Как и полагается в судах, по обе стороны от трибуны расположились участники процесса. Подсудимый Борис Миронов – справа. Рядом его адвокат – Иван Миронов. Совпадение фамилий здесь не случайно: адвокат Иван Миронов - родной сын обвиняемого Бориса Миронова. По левую сторону от трибуны удобно устроился государственный обвинитель  по фамилии Рыбак. Мужчина молодой, в  расцвете сил и, надеемся, умственных способностей. Над сторонами процесса возвысилась судья Юлия Ринатовна Сафина, как и все Фемиды Басманного, имеющая вид неприступной суровости. Зрелище невольно навеяло зрителям картину Страшного суда, что предначертан нам во фресках  каждой христианской церкви: бес обвиняет, ангел защищает, а над ними высится Верховный Судия – мудрый и всеведущий – Он решает судьбу человека. Посмотрим, насколько точно будут исполнять свои роли наши действующие лица. Не хочется пророчить, но, возможно, этот судебный процесс окажется  жалкой пародией на Страшный суд – справедливый и беспристрастный. Впрочем, такой суд  тоже можно будет назвать страшным, но не в том смысле, что он страшит преступников, а в том, что он пытается устрашить честных людей, которые стремятся помочь своему Отечеству оборониться от напавшей на него нечисти.
Минуем в нашем повествовании мелкие детали процесса, будем писать картину крупными мазками, дабы за подробностями не потерялось главное, ради чего и затеяны наши хроники: ведь не каждый день судят экс-министра, известного писателя, политика. Итак, после установления личности подсудимого, когда судья Сафина убедилась, что перед ней именно Борис Миронов и никто иной, обвинитель Рыбак огласил обвинительное заключение в притихшем внимательном зале. Провозглашено было, что писатель Борис Миронов в 2007 году, то есть почти десять лет назад, собрал статьи собственного сочинения в книгу под названием «Битва с игом иудейским» и передал этот сборник издательству «Алгоритм», заключив с ним договор с правом его пролонгации. Это означало, что с тех самых пор «Алгоритм» являлся безраздельным хозяином книги Бориса Миронова. Суть же преступления, совершенного десять лет назад экс-министром, политиком и писателем, была в ином,  в том, что «Миронов имел умысел к побуждению неограниченного круга читателей к осуществлению экстремисткой деятельности»!   Однако все эти события – и сборник, и договор, и предполагаемый умысел - уже давно были бы погребены под сроком давности, который тогда по «экстремистской» 280-й статье составлял два года, если бы издательство «Алгоритм» не решило переиздать книгу «Битва с игом иудейским» в 2014 году, аккурат после того, как небезызвестная депутатша Яровая застолбила в Госдуме поправки к закону об экстремизме, по которому 280-я статья сразу потяжелела до шести лет, и срок давности по ней тоже уперся в роковую шестилетку. Бориса Миронова о новом тираже издательство не информировало, справедливо считая книгу своей собственностью, лишь после издания выдало ему двести авторских экземпляров – таков сегодня гонорар писателя.  И это бы все сошло благополучно с рук и автору и издательству, если бы!             … Если бы не высокая политика под названием Президентские выборы 2018 года. К этому роковому сроку все политическое поле оппозиции должно быть зачищено, не считать же оппозицией марионеток из карманных прокремлевских КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России». Вот и раздаёт Кремль своим соперникам сроки – самая надежная защита от   политической конкуренции. А уж на каком основании писатель и политик получит срок – дело техники, прокурорской и судейской.
Однако мы отвлеклись от обвинительного заключения, которое дочитывал прокурор, весомостью и тяжестью которого придавило слушателей в судебном зале. «Сборник содержит, - грозно супил брови прокурор, - психологические и лингвистические признаки призывов к народному восстанию, к насильственным действиям в отношении евреев как группы лиц, а также к дискриминационным действиям против евреев как группы лиц, выделяемых по национальному признаку. Всё это, - прокурор для полнейшего вразумления глянул на внимавший зал, - установлено на основании заключений экспертов».  Эксперты, к слову, обнаружили в сборнике Бориса Миронова опасные для власти и вредные для читателя призывы и побуждения лишь в 2015 году, через восемь лет после первого выхода в свет крамольного издания. Так что торчком торчат, просто выпирают уши кремлевского предвыборного заказа.
«Книга передана издательством «Алгоритм» в торговый дом «Алгоритм» в количестве 1782 штук  и распространена через различные книжные магазины», -  прокурор вытер пот со лба, всем своим видом показывая, как тяжек его обличительно-обвинительный труд. При этом не смутился от  того, что «неограниченный круг читателей» в конце его обвинения сузился до вполне конкретных  1782 человек, впрочем, с математикой прокурорские никогда не дружили. До сих пор историкам не удается установить количество расстрелянных по 58-й статье в тридцатые годы прошлого века, предтечей нынешней 280-й.
Судья Сафина ритуально вопросила у подсудимого: «Вам понятно обвинительное заключение».
«Трудный вопрос, Ваша честь. Такое можно было написать, в глаза не видев, не читая моей книги», - отвечал Борис Миронов. Не удивительно и это, ведь прокурорские не дружат и с литературой, она вызывает у них особое отвращение, если судить по количеству приговоров писателям и поэтам, вынесенным всё в те же тридцатые годы репрессий.
Судья задала еще более ритуальный вопрос: «Вы признаете себя виновным?».
«Нет, конечно», - отвечал экс-министр печати, при котором свобода слова и печати не были пустыми словами.
Следующее заседание суда над писателем Борисом Мироновым было назначено на 22 июля. Ждите увлекательного продолжения.

Таисия Трофимова


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments