Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

3:35 Октябрь, 4, 2013




svd888

Как Исаак Калина борется с семейным образованием



С 1 сентября 2013 г. начал действовать новый Закон об образовании. Он долго принимался и, наконец, с условием, что ни одна его норма не уменьшит права, предоставляемые прежним законом, был принят.
13 сентября Департамент образования г. Москвы под руководством Исаака Калины разослал письмо по московским школам, где говорилось, что учеников, находящихся на семейном обучении, надо вывести из контингента школы (в законе так и написано). Видимо, в дополнение к тексту шли еще негласные указания, потому что в одночасье все директора и завучи школ заговорили о том, что родители не только должны написать заявление о выходе их детей из контингента школы (им оставили право сдавать экзамены бесплатно), но и что никаких компенсаций, которые выплачивались из бюджета города, а также учебников и консультаций, никто не получит (а об этом в письме ничего не было сказано).
Родители опешили: почему? Почему вопрос финансирования оказался увязан с пребыванием в контингенте школы? Ведь бюджет г. Москвы на образование подушевой – куда идет ученик, туда за ним идут деньги, какую школу выбрали, та и получила финансирование. А если родители выбрали обучать сами, то и деньги им (так было раньше). И вот теперь в одночасье все поменялось.

Чтобы понять, что такое компенсации родителям, надо иметь в виду, что ими спасаются матери-одиночки, многодетные семьи, т.е. это инструмент социальной поддержки, а не только вопрос образования. Ну, и что уж совсем удивительно, то бюджет платит частным школам за учеников, т.е. фактически родителям, которые согласны и имеют возможность оплачивать обучение своих детей, и при этом отнюдь небогатые родители, обучающие детей в семьях, почему-то лишились этой поддержки после письма г-на Калины.

Но ведь школы получают деньги на учеников не потому, что они им бюджет должен, а для реализации всеобщего права на образование. И это право состоит не в бесплатной сдаче экзаменов, а и во всем остальном - родители должны иметь возможность нанимать учителей, каких считают нужным, могут не ходить на работу, а учить сами (для многодетных это вообще вариант), участвовать в олимпиадах и проч. И если школам на достижение этих целей выделяются деньги, то почему при выходе из контингента школ этим детям бюджет уже ничего не задолжал, кроме сдачи экзаменов? Даже учебники не хотят выдавать.

Мои трое детей (школа №1367) до сих пор не получили учебники. Мне отказались их выдать на словах. Я попросила написать письменный отказ. Сказали, что не могут мне его написать. Вот странно, если они действуют в соответствии с законом, то почему не могут? От меня требуют написать заявление о выходе из контингента школы и забрать дела на детей, говорят, что никаких компенсаций нам никто больше не заплатит.

И так по всей Москве! Т.е. 2000 детей, обучающихся в семьях, выкинули из бюджета.

Инициативная группа родителей встречалась с Исааком Калиной (рук. Департамента Образования г. Москвы). Тот пообещал разобраться, создать рабочую группу, а пока приостановить действие того самого письма своего департамента. Но на деле все оказалось не так: действие того письма так и не было остановлено. Инициативных родителей вызвали на селекторное совещание и четко дали понять, что больше никто никаких компенсаций не получит, деньги получают только школы.

Родители собирают подписи, обращения, пишут письма и запросы, но им пока только объясняют, что по новому закону им никто ничего не должен. Г-н Калина, видимо, считает, что бюджет – это деньги, которые выделяются школе как институту, а не для обеспечения всеобщего права на образование, как для тех, кто в школе, так и для тех, кто вне ее. Надо ему помочь понять логику формирования бюджета по статье «образование», что он не для контролируемой им вотчины, а для всех.

И последнее. Много говорится о реформе образования, о том, что катастрофически падает качество обучения. Находятся родители, которые берут на себя эту ответственность, не скидывая ее на систему образования. Как правило, это хорошо образованные люди или, по крайней мере, уверенные в своих силах и знаниях родители. С этим явлением школа борется всеми возможными способами, начиная с того, что если прийти в школу и сказать, что хочешь обучать ребенка в семье, то тебе сразу откажут в приеме и кончая тем, что будут валить на тестировании (в договоре со школой есть пункт, что если ребенок не сдал, то договор о семейном обучении разрывается и ребенок переводится на очное обучение, а его деньги начинает получать школа).

Многим учителям и директорам школ кажется, что родители-семейники – это их враги, потому что они фактом своего существования доказывают, что школа не нужна, а они сами – бесполезные и никчемные люди. Вместо того чтобы изучать это явление, экспериментировать и взращивать новую систему образования, пытаются зажимать тех, кто не хочет вписываться в существующую, кто не ленится заниматься в детьми, воспитывать в них творческое начало и самостоятельность.

Чего боится г-н Калина? Что вырастут независимо мыслящие люди, а ему поручено взрастить потребителей? Или просто хочет сэкономить бюджет, обидев тех, кто доказывает ему фактом своего существования, что он управляет школьной тюрьмой? Г-н Калина, творите, создавайте, давайте жизнь новым росткам, и вам никогда не будет казаться, что кто-то может доказать, что вы никчемный.

В разговоре с родителями И.Калина сказал, что семейное образование – это крайность, т.е. ненормальность. Даже если лично для себя руководитель такого уровня считает семейное образование (элитное по своей сути, его раньше давали аристократам) неприемлемым, то в его задачи входит сделать так, чтобы всем было хорошо, чтобы права всех детей были соблюдены, а не бороться с инакомыслящими.

Достоен ли г-н Калина своей должности, если мыслит на уровне обиженного завуча школы?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments