Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

СУД НАД БОРИСОМ МИРОНОВЫМ. ЧЬЕЙ ЮРИСДИКЦИИ БАСМАННЫЙ СУД?

Оригинал взят у osolntseva в СУД НАД БОРИСОМ МИРОНОВЫМ. ЧЬЕЙ ЮРИСДИКЦИИ БАСМАННЫЙ СУД?
Оригинал взят у mironovboris в СУД НАД БОРИСОМ МИРОНОВЫМ. ЧЬЕЙ ЮРИСДИКЦИИ БАСМАННЫЙ СУД?
Чем дольше звучали в зале суда вопросы подсудимого писателя и политика, экс-министра печати Бориса Миронова к главному свидетелю обвинения Дашевскому, тем яснее вырисовывалось в умах слушателей мучительное сомнение: в России ли происходят наблюдаемые нами события? Практически по каждому из заданных Мироновым вопросов можно, да и нужно возбуждать уголовное дело против названных в них фигурантов. Каждая означенная подсудимым Мироновым проблема – это конкретные преступления конкретных людей, чьи имена хорошо известны, против государственных интересов России, против интересов народов России. Но нет, судят сегодня не их, судят Бориса Миронова, посмевшего сказать о них, судят в полном смысле слова за правду, за обличение грабителей и убийц России. И если это так, а это именно так, то одно из двух: либо в Басманном суде Москвы идет судебный процесс  по заказу враждебного России русофобского государства, либо наша страна находится в оккупации, и Миронова судит оккупационный суд за крамолу против оккупационных властей. Согласитесь, и то, и другое является страшным диагнозом, практически приговором русскому народу.

Но продолжим наблюдать допрос главного свидетеля обвинения в тот роковой день судебных слушаний, окончившийся нападением судебного пристава на адвоката Ивана Миронова. Свидетель Дашевский, а это был он, по-прежнему предстоял судье Сафиной, предстоял с видом изрядно ощипанным, но ничуть не смущенным. А чего, скажите, стесняться матерому борцу с русским народом? Он, можно сказать, на служебном задании, да к тому же выполняет свой национальный долг, призывающий избавляться от лучших из …. идейных противников.  И потому новый вопрос подсудимого не прозвучал для Дашевского чем-то неожиданным.
Борис Миронов: «Скажите, свидетель обвинения, кто, где и когда опроверг или хотя бы взял под сомнение выступление в Государственной Думе депутата Сергея Петровича Шашурина, чью речь я цитирую на стр. 98 в книге «Битва с игом иудейским», за которую по Вашему доносу, г-н Дашевский, меня сегодня судят, как в 1994-1995 годах из России в банки Англии, Латинской Америки, Австралии, Румынии вывезли 786 тонн золота. «Полгода идет следствие, - говорил в полной тишине депутат. – Генпрокуратурой найдены самолеты, страны, банки, куда все увезли. Сертификат выписан на бельгийский банк «Бельгия-Кредит», основной банк Бельгии. Известны имена фигурантов по этому уголовному делу. Уже нескольких свидетелей, проходивших по делу, и одного следователя убили…». Вот эти слова депутата Государственной Думы Шашурина кто-то опроверг? А может золото вернули России? Или кого-то судили за столь тяжкое преступление? А ведь среди организаторов этого беспрецедентного преступления, Ваши сородичи, свидетель обвинения, во главе с Гайдаром, за критику которых Вы обиделись и потребовали меня судить».
При слове «золото» глаза Дашевского алчно блеснули, такой уж безусловный рефлекс вызывает оно у некоторых представителей рода человеческого. А вот судья Сафина вопроса, похоже, даже не слышала, она вновь прокрутила уже заезженную ей старую пластинку: «Вопрос снимается».
Делать нечего, подсудимый перешел к следующему вопросу: «Скажите, свидетель обвинения, где, когда и каким судом был признан не соответствующим действительности «Анализ процессов приватизации государственной собственности в Российской Федерации за период 1993- 2003 годы», на который я ссылаюсь на стр. 99 в книге «Битва с игом иудейским», за которую по Вашему доносу, г-н Дашевский, меня сегодня судят, где говорится, что Черномырдин, Чубайс, Гайдар, Кох, Мостовой, Бойко, возглавившие разработанную в Гарварде и Чикаго грандиозную операцию под кодовым названием «приватизация России», способствовали «установлению контроля со стороны иностранных лиц над стратегически важными и экономически значимыми предприятиями оборонного комплекса и сопряженными с ними предприятиями научно-технической сферы, машиностроения, металлургии, химической промышленности». Так кто это опроверг? Но именно эти никем не опровергнутые, никем не поставленные даже под сомнение, цифры и факты вы в своём доносе прокурору Устиновскому ставите мне в вину, как призывы к свержению основ конституционного строя».
В ответ Дашевский кривит лицо в улыбке судье Сафиной, ободряюще ожидая от нее «Вопрос снят», и он не обманут в своих надеждах. Итоги приватизации, запрещенные к оглашению в России после запрета книги Бориса Миронова, Басманный суд не интересуют. Судья в который раз потрафляет свидетелю и снимает вопрос.
Но подсудимый Борис Миронов не теряет надежды достучаться до судейского кресла: «Скажите, свидетель обвинения, где, когда и каким судом были признаны недостоверными данные Госкомстата Российской Федерации, на которые в доказательство преступлений власти против народов России я ссылаюсь на стр. 100 в книге «Битва с игом иудейским», за которую по Вашему доносу, г-н Дашевский, меня сегодня судят, что в 2001-м году по объемам добычи угля мы скатились к 1957-му году, по выпуску вагонов ниже некуда – к … 1910-му году, по производству металлорежущих станков – к 1931-му, кузнечно-прессовых машин – к 1933-му, грузовых автомобилей - к 1937-му, по выпуску тракторов – к 1931-му, зерноуборочных комбайнов – к 1933-му, производству телевизоров – к 1958-му, пиломатериалов – к 1930-му, кирпича строительного – к 1953-му, тканей всех видов – к 1910-му, шерстяных тканей – к … 1880-му, обуви – к 1900-му, цельномолочной продукции – к 1963-му, животного масла – к 1956-му году. Если в 1989-ом году мы производили 55,7 миллиона тонн молока, то в 2001 году – 32,9, что на уровне 1958-го года. Поголовье крупного рогатого скота с 58,8 миллиона голов в 1989-м году сократилось до 27,1, повторяя … 1885-ый год. Двенадцать лет назад у нас было 40 миллионов свиней, сейчас - 15,5 -уровень 1936-го года. Еще заметнее убыль овец и коз: с 61,3 миллиона голов (1989 г.) до 15,2 (1750 г.!)… Почему, свидетель обвинения, ни одной цифры, ни одной запятой, ни одной буковки из этой статистики Вы даже не пытались взять под сомнение в своём доносе прокурору Устиновскому?».
Видели бы вы картину, которая нарисовалась, пока подсудимый писатель перечислял цифры потерь российской экономики. Судья Сафина с глубокомысленным видом погрузилась в бумаги, давая всем понять, что ее эти «страсти» ничуть не интересуют. И то правда, от судьи же требуют беспристрастности и объективности. А наслушаешься таких цифр, от которых любой человек может возмутиться духом, какая уж тут беспристрастность. Поэтому судья Сафина и не внимала подсудимому экс-министру печати. Вот если бы он был не подсудимым, и не экс-, тогда бы судья была к нему предельно внимательна и благосклонна. Зато обвинитель Рыбак слушал по-детски внимательно, даже ручонки сложил перед собой, словно первоклассник, которому объясняют интегральное исчисление. По всему было видно, что он напряженно пытался уловить, о чем ведет речь подсудимый, и не улавливал, не успевал поймать мысль. Свидетель же Дашевский, надоумленный судьей, выложил на трибунку свой потертый портфель, которым, если судить по его обтерханности, он не раз оборонялся от нападок «фашистов», извлек оттуда ворох засаленных бумаженций и принялся старательно изучать бумажный мусор. Словом, вопрос подсудимого повис, что называется, в воздухе, и остался висеть, покуда судья Сафина не отвлеклась от «работы с документами» и не провозгласила, что и он снят.
Подсудимый Борис Миронов в отличие от слушателей в зале, подавленных обилием запретных цифр и фактов, и в отличие от судьи, прокурора и свидетеля, пропускавших эти цифры и факты мимо ушей, один не терял оптимизма: «Скажите, главный свидетель обвинения, где, когда и каким судом были признаны недостоверными документы Счётной палаты, цитируемые мною на стр. 101 в книге «Битва с игом иудейским», за которую по Вашему доносу, г-н Дашевский, меня сегодня судят, о том, что по заключению аудиторов главного контрольного органа страны «Федеральными органами исполнительной власти не было создано действенной системы по недопущению перехода под контроль иностранных лиц объектов федеральной собственности, имеющих стратегическое значение. Не контролировался и не контролируется до настоящего времени процесс скупки иностранными лицами пакетов акций стратегически и экономически значимых для России предприятий через подставных лиц и на вторичном фондовом рынке». Иностранцы имеют блокирующие пакеты акций в ОАО «АНТК им. Туполева», Саратовском ОАО «Сигнал», в ЗАО «Евромиль». Малоизвестная американская компания «Nic and Si Corporation» через подставную фирму «Столица» приобрела пакеты акций 19 авиационных предприятий оборонно-промышленного комплекса! В нарушение Законодательства пакеты акций продаются иностранцам через посредников. Победитель инвестиционного конкурса по продаже пакета акций, составляющего 40 процентов уставного капитала ОАО «Тюменская нефтяная компания», ЗАО «Новый холдинг» представлял интересы иностранных юридических лиц. Государственный комитет по антимонопольной политике ни разу не отклонил ходатайства иностранных или подконтрольных им юридических лиц на покупку контрольного пакета стратегически важных для России предприятий». Скажите, свидетель обвинения, Вы будете продолжать после этого настаивать наказать меня за критику власти?».
Нос свидетеля Дашевского вынырнул из вороха макулатуры, но только для того, чтобы проконтролировать судью Сафину, которая под требовательным взглядом «антифашиста» выдала искомое: «Вопрос снят».
Ну, снят, так снят. Борис Миронов перешел к следующему вопросу: «Скажите, свидетель обвинения, где, когда и каким судом были признаны недостоверными документы Счётной палаты, цитируемые мною на стр. 103 книги «Битва с игом иудейским» о самой крупной в истории всех народов афере Правительства России, когда консорциум коммерческих банков в составе «Инкомбанка», «Онэксимбанка», банка «Империал», «Столичного банка сбережений», банка «Менатеп», акционерного коммерческого банка «Международная финансовая компания» выдали Правительству Российской Федерации кредит в 650 миллионов долларов, получив в залог одиннадцать крупнейших, сверхприбыльных предприятий «ЮКОС», «Норильский никель», «Сибнефть», «Лукойл»… и, как заключили аудиторы Счетной палаты: «Банки фактически «кредитовали» государство государственными же деньгами. Минфин России предварительно размещал на счетах банков – участников консорциума средства в сумме, практически равной кредиту, а затем эти деньги передавались Правительству Российской Федерации в качестве кредита под залог акций наиболее привлекательных предприятий». Правительство изначально не собиралось выкупать обратно самые драгоценные куски своей экономической системы. В результате банки, «кредитовавшие» государство, смогли стать собственниками нефти и газа, самых доходных, сверхприбыльных, стратегических предприятий. В результате этой афёры у ваших сородичей, свидетель обвинения, и появились миллиарды, уворованные у народов России. Почему ни Вы, ни Ваш «Антифашистский центр», до сих пор не подвергли сомнению документы Счётной палаты, а преследуете тех, кто говорит об этой афёре?».
Картина, представшая глазам зрителей при оглашении преступной афёры с залоговыми аукционами, несколько изменилась. Но не в том смысле, что до судьи, обвинителя или свидетеля обвинения дошел страшный грабительский смысл случившегося. Нет, просто судья теперь устремила отсутствующий взгляд куда-то в пространство, свидетель Дашевский  старательно изучал облупившуюся штукатурку на потолке, а прокурор - клетку, находившуюся за спинами стороны защиты, забывшись в каких-то неведомых нам прокурорских грезах. Естественно, роковой для России вопрос был снят судьей Сафиной, как всегда, без малейших объяснений.
И снова подсудимый Борис Миронов пытается своим вопросом как тараном проломить глухую стену судейского равнодушия: «Скажите, свидетель обвинения, кто, где и когда опроверг или взял под сомнение расчёты экс-главы Гохрана, председателя Роскомдрагмета Евгения Бычкова, приведённые мною на стр. 107 книги «Битва с игом иудейским», о том, что при добыче 25 процентов мирового алмазного сырья, Россия получает от этого максимум 150 миллионов долларов. Зато Израиль, не имеющий у себя даже сколочка алмазного, получает от алмазного бизнеса почти два миллиарда долларов. Как это можно назвать, как не разграблением моей родной страны?».
«Вопрос снят», - наотмашь бьет судья, иезуитски предлагая задавать следующий вопрос.
     Следующий так следующий, Борис Миронов его и задает: «Скажите, свидетель обвинения, кто, где и когда опроверг или взял под сомнение обнародованные на пленарном заседании Государственной Думы депутатами Н. Арефьевым и В. Романовым документы, процитированные мною на стр. 109 книги «Битва с игом иудейским», о продаже Россией Соединенным Штатам за 12 миллиардов долларов 500 тонн развожженного оружейного урана. Сами США, начиная с 1945 года и по сей день, смогли произвести лишь 550 тонн оружейного урана. Оружейный уран – особое национальное достояние, цена которого по очень точному определению директора института физико-технических проблем металлургии и специального машиностроения Л. Максимова, измеряется не столько деньгами, сколько десятилетиями тяжелейшего труда, лишением здоровья и даже самой жизни советских граждан…Как пишет журнал «Шпигель», цена оружейного урана на «черном» рынке – 60 миллиардов долларов за тонну. Пусть «светлый», белый рынок вполовину дешевле, пусть в десять раз дешевле, все равно получается шесть миллиардов за тонну, а мы 500 тонн продали за 12 миллиардов! Скажите, не являются ли эти неопровержимые факты предательством интересов моего народа и всех народов России?».
     Свидетелю Дашевскому надоело изучать огрехи ремонта в Басманном суде, он вымученно повис на трибунке, умело изображая жертву Паркинсона и Альтцгеймера, вместе взятых. Получилось весьма правдоподобно. Судья на это отреагировала мгновенно, еще бы, это вам не оружейный уран, проданный Америке. Здоровье заслуженного «антифашиста» - ценность несравнимо большая!
     «Вы плохо себя чувствуете? – заботливо обратилась она к Дашевскому. - Можете присесть». Потом гневно воззрилась на подсудимого, посмевшего расстроить столь ранимого свидетеля: «Подсудимый Миронов, напоминаю вам о том, что вопросы должны быть заданы в пределах рассмотрения уголовного дела в суде». Но получила отповедь от жестокосердого писателя: «Ваша честь, за рамки уголовного дела я не выхожу. Как раз то, что я цитирую, и поставлено мне в вину следователями ФСБ в обвинительном заключении».
     Судья, прокурор и свидетель обвинения вынуждены слушать следующий вопрос. Дашевский уже присел на лавку позади трибунки, нервно почесывается и трясет головой.
     Подсудимый экс-министр печати уже не тщится получить ответ от обезножевшего «антифашиста», но и от вопросов не отказывается: «Скажите, свидетель обвинения, может ли служить доказательством моей правоты, что во главе России враги России, тот длинный список ликвидированных властью России наших военных баз и разведывательных центров по всему миру, которые я перечисляю на стр. 173-174 книги «Битва с игом иудейским», это и легендарная военная база во вьетнамской бухте Камрань, с мощным центром радиоперехвата, стратегически важный плацдарм, обеспечивавший наше военно-морское присутствие в Индийском океане и в зоне Персидского залива. Мы ушли с военно-морской базы в Тартусе (Сирия), потеряв опору в Средиземном море, покинули Свенфуэгос на Кубе в непосредственной близости от американских берегов, закрыли три центра радиоэлектронной разведки в Анголе, две базы в Сомали: военно-воздушную базу в Харгейсе и военно-морскую – в Бербере. Собственными руками ликвидировали современнейшие разведывательные базы в Эфиопии, в Египте, в Южном Йемене, в Анголе, мощные радиолокационные станции в городах Кабинде, Бенгеле и Лобиту, которые вели наблюдение за Атлантическим океаном. Четыре секретные базы радиоперехвата в Никарагуа. Мощный комплекс радиотехнической разведки «Рамона» в корейском городе Ансане позволял нашей разведке контролировать авиацию США в Японии, где, как известно, только на Окинаве расположено 11 американских военных баз. О том, что наша разведка имеет глаза и уши в Ансане, американцы даже не подозревали. Ликвидировали даже центр электронного шпионажа в Лурдесе (Куба), позволявшего нам перехватывать сообщения с американских спутников связи, телекоммуникационных кабелей, контролировать коммуникации центра НАСА во Флориде. 70 процентов развединформации получали с помощью Лурдеса…».
     По залу прокатывается легкий гул изумления. Даже секретарь суда на минуту прекращает стучать по клавишам компьютера. Действительно, в громких реляциях сегодняшних владык о несокрушимой мощи нашей обороны мы не слышали и грана сожаления о том, что ими же продано и отдано задаром нашим стратегическим соперникам. И вот, казалось бы, опальный писатель поднимает вопрос о сдаче наших стратегических интересов. Тут бы Басманному суду, как истинно независимому суду, так ведь гласит Конституция, вот бы Басманному суду взять и принять заявление о преступлении от Бориса Миронова. Ну, давайте же, решайтесь!
И чу! Судья Сафина отрывает взгляд от бумаг, скользит им по ошарашенным лицам зрителей, по тихо дремлющему или умело изображающему дремоту государственному обвинителю, и изрекает золотое слово: «Вопрос снят». Вдобавок ещё и утюжит писателя угрозой: «Все вопросы, которые не будут соответствовать требованиям уголовно-процессуального кодекса, будут сняты!». Каким конкретно требованиям – не уточняет. Я перерыла УПК РФ – нет там «соответствующих требований», на которые сослалась судья Сафина! Есть в комментариях, что вопросы должны быть корректны, не оскорбительны, но и Миронов никого не оскорблял, и уж точно все его вопросы корректны.
И как, скажите мне, после всего этого выгнать из головы мучительные вопросы: под чьей юрисдикцией действует у нас в стране Басманный суд, чьи интересы он защищает, почему покрывает государственные преступления?  Отчего в здании на Каланчевской улице Москвы не работают законы Российской Федерации? Но если не работают наши российские законы, значит, Басманный суд выносит приговоры по каким-то иным законам, не может же он плыть по волнам юстиции без руля и ветрил?
Кто рулит отечественным правосудием? Русь, дай ответ! Не дает ответа. Пока.
Таисия Трофимова,
ваш специальный корреспондент.


P.S. Суд над Борисом Мироновым продолжится в Басманном суде Москвы 27 сентября в 14 часов. А к вам, уважаемые читатели, у меня остаётся большая просьба осудить тот беспредел, который учинила судья Ю. Р. Сафина в Басманном суде, когда и бровью не повела на творимое здесь приставом преступление, и вообще сделала вид, что ничего не произошло, более того, обратившего на это внимание адвоката И. Б. Миронова, вывела из процесса с нарушением всех правовых норм. Если мы не дадим должной оценки беспределу, творимому Ю. Р. Сафиной, завтра станет нормой удалять адвокатов из судебных процессов, и мы все окажемся беззащитными перед сумасбродством, дурью, прихотью, капризом судей. Давайте выразим своё возмущение беззаконными действиями судьи Юлии Ринатовны Сафиной в письмах  Председателю Верховного Суда Российской Федерации В. М. Лебедеву (121260 г. Москва, ул. Поварская,15). Вряд ли кто в Верховном Суде будет читать наши письма, и только их количество может заставить Верховный Суд обратить на ситуацию внимание. Только количество писем может перерасти в качество реакции на них. А потому важнее десять писем по отдельности, чем одно письмо со ста подписями. Выскажите своё возмущение преступлением Сафиной! Не дадим утвердиться судейскому беспределу!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments