Ольга (osolntseva) wrote,
Ольга
osolntseva

Финская Швеция (продолжение)

Оригинал взят у kazulkas в Финская Швеция (продолжение)





БОРГО – ЦЕНТР РЕЛИГИИ

Финляндия встретила российских журналистов прекрасной солнечной погодой. Первая наша остановка была намечена в небольшом старинном городке Борго (его финское названиек – Порвоо, на наших географических картах указываются финские названия, но, поскольку речь идет о шведах, то мы будем употреблять шведские названия, а в скобках указывать финские соответствия).

Именно в этом городе была провозглашена Конституция Финляндии в XIX. Сегодня Борго – одно из важнейших мест на карте Финской Швеции, это – религиозный центр, в котором с 1923 года расположено управление шведской епархией. 83 прихода, не только шведских, но и двуязычных (большая часть их – лютеранские, но есть и православные), объединены в эту епархию, возглавляемую епископом. Правда, с самим епископом нам встретиться не удалось: была суббота и половина городка собралась на свадьбе его младшего сына. Но один из сотрудников епископства, юрист, весьма приветливо встретил нашу группу, подробно рассказав об истории строительства здесь церкви и здания управления епархией. Разговор как раз и велся в этом здании, в том самом историческом зале, где была провозглашена финская Конституция.

К сожалению, мы не имели времени задержаться в этом живописном местечке, нам необходимо было торопиться в Хельсинки, где вечером нас ожидало представление в Шведском театре.

«ГВОЗДЬ СЕЗОНА»

В одном из пресс-релизов о финских шведах, подготовленных для нас Информационным бюро Совета министров Северных стран в Санкт-Петербурге, имеется яркое образное сравнение: «Как паук бессилен без своей паутины, так и финские шведы бессильны без сети шведских учреждений». Именно это высказывание наиточнейшим образом характеризует самый необходимый фактор сохранения и развития культуры национального меньшинства. Одной доброй воли представителей меньшинства недостаточно, необходимы серьезные усилия со стороны общественности и государства, чтобы меньшинство сохраняло свою культурную идентичность на протяжении десятков и сотен лет.

У финских шведов существуют три важнейших института, имеющих сети своих учреждений: ЦЕРКОВЬ, ОБОРОНА и ШКОЛА (о церкви мы уже поговорили, а о вопросах обороны и школы мы коснемся ниже). Но наряду с этими тремя институтами имеются культурные и политические учреждения и организации. Например, важное место в жизни финских шведов занимает театр.

В Финляндии есть шесть шведских театров и несколько профессиональных театральных трупп. Шведский театр в Хельсинки может по праву считаться одним из центров общения финских шведов. В здании театра расположено кафе «Кафка», задуманное как место встреч финских шведов, здесь можно почитать шведские газеты, журналы и книги, здесь же находится финско-шведский информационный центр.

Спектакль, который нам предстояло посмотреть в Шведском театре, является своеобразным «гвоздем» сезона. Музыкальная пьеса “Pojken blå” («Голубой мальчик») рассказывает о любовной истории молодого бога Кришны и красавицы Рады. Красочные индийские костюмы, ткани для которых были привезены из Индии, динамичная смена декораций, современное звучание музыки и голосов, простой и понятный сюжет – вот факторы, которые обеспечивают спектаклю неизменный успех у публики. И хотя члены нашей группы не владели шведским языком, впечатление от спектакля было достаточно сильным, чтобы мы поддержали овацию, которой и завершился театральный вечер.

«ЧТОБ НЕ ПРОПАСТЬ ПО ОДИНОЧКЕ» -

УНИВЕРСАЛЬНЫЙ РЕЦЕПТ ВЫЖИВАНИЯ

Одна из первых важных для российских журналистов встреч произошла в Хельсинки, в Шведском Фонде культуры Финляндии. Здесь нашу группу приветствовал Пер Стенбек – президент Шведского Фонда культуры, человек очень интересный. В конце семидесятых годов он был министром просвещения Финляндии, затем министром иностранных дел, позже – генеральным секретарем Красного Креста Финляндии и генеральным секретарем Международной Федерации Красного Креста в Швейцарии. И сейчас Пер Стенбек состоит в различных общественных объединениях. Впрочем, по этому поводу он заметил, что, по статистике, каждый житель Финляндии состоит в шести общественных организациях.

Нас приветствовали также Томми Карлссон – заместитель председателя Народного собрания финских шведов, Мартин Куртен – профессор и руководитель одного из театров (он автор первого перевода на шведский книги Станиславского «Работа над ролью»), Андерс Моор – журналист, работающий в Санкт-Петербурге и Таня Энберг – председатель только что созданного российско-финско-шведского общества дружбы (совершенно уникальная молодая женщина, о которой подробно расскажу ниже).

Открыл встречу Пер Стенбек, который констатировал, что нынче связи между культурами финских шведов и русских довольно слабые. Но так было не всегда. В 1907году в приходе финских шведов в Санкт-Петербурге жили 7 тысяч человек из Финляндии, тысяча – из Швеции. Кроме своей церкви у них были свои учреждения. Это были рыбаки и ремесленники высокого класса, фабриканты и промышленники, профессора в университете и известные ювелиры. Нередко их женами становились русские девушки. А Санкт-Петербург они считали столицей.

Все изменила революция. Санкт-Петербург закрылся для финских шведов, многие из них уехали в Финляндию. Въезд в Россию для них был закрыт более 40 лет. Пер Стенбек был участником самой первой группы финских шведов, приехавшей в Ленинград в 1964 году. Уже тогда финские шведы жаждали восстановить культурные связи. Визит российских журналистов стал еще одной   вехой на пути к возрождению утерянных контактов.

Томми Карлссон подробнее остановился на истории финских шведов. Когда-то Финляндия была частью Швеции, но в 1809 году после войны отошла к России, а в 1918 году получила независимость. Таким образом, и Швеция, и Россия имеют самое непосредственное отношение к финской культуре и истории. Господин Карлссон рассказал и о Народном собрании финских шведов. Это своеобразный парламент, выборы в который проводятся в шведоязычных коммунах. Этот парламент не имеет права принимать решения, его функция совещательная, а также депутаты следят за соблюдением прав на использование шведского языка. Секретарь Народного собрания финских шведов является членом комиссии Европейского Союза по вопросам национальных меньшинств.

Пер Стенбек говорит:

- Трудно объяснить, как думает национальное меньшинство. Особенно трудно объяснять это американцам и русским. У американцев и русских язык и страна – это одно и то же. Наша родная страна – Финляндия. И когда, к примеру, играют в хоккей финны и шведы, мы, конечно, болеем за финнов. Но шведский язык, традиции, территория – это наша культура и мы ее не теряем.

Американцы считают, что эмигрант в первую очередь должен научиться английскому языку, а потом дальше вливаться в жизнь общества. То есть, главное в ассимиляции – знание языка. Правда, сейчас в Америке все больше распространяется испанский язык и, возможно, вскоре он станет там вторым государственным языком. В России сейчас говорят на 11 финно-угорских языках, но языки эти исчезают. Почему? Пер Стенбек считает, что главная возможность сохранить язык – преподавание на нем, культура национального меньшинства не выживет, если в школе нет преподавания на родном языке.

Еще одно важное обстоятельство для национального меньшинства – наличие своих учреждений. У финских шведов есть свои школы, детские сады, университеты, церковь, даже военный гарнизон – Нюландская Бригада, в которой служат шведоязычные военнообязанные. Ну и конечно, свои средства массовой информации: 14 ежедневных газет, самая большая из которых выходит тиражом 65 тысяч экземпляров, теле- и радиоканалы. Все это на самом деле необходимо для организации жизни национального меньшинства.

Наши журналисты спросили: ну неужели всегда существовало бесспорное взаимопонимание между государством и национальным меньшинством, неужели не было споров, скажем, по проблеме государственных языков?

- Конечно, были, - ответили нам, - особенно острые споры происходили в 20-е годы. Но когда в 1939 году Сталин завоевал Финляндию, все споры о языке ушли в прошлое, так как люди поняли, что все эти споры – вовсе не самое главное, и не стоит тратить время на них, когда есть гораздо более серьезные проблемы.

Именно здесь, в Шведском Фонде культуры Финляндии нам довелось встретиться с русскими, для которых Финляндия является домом уже в течение долгого времени. Таня Энберг, например, девять лет из своих тридцати живет в Финляндии. Она общается с очень многими русскими, которые приехали сюда в последние 10-15 лет. А вот Кирила Глушков живет в Финляндии с 1939 года, с того самого дня, когда его, двухлетнего, привезли сюда родители, спасаясь от сталинских репрессий. Это человек очень самобытный, интересный, на которого, безусловно, большое влияние оказала вынужденная длительная разлука с родиной. Он ревностно относится к русской культуре, ведет большую работу по сохранению культурного наследия русских, живущих в Финляндии, по объединению финских русских. Поэтому и говорит он об этом эмоционально, сразу выдавая свое русское происхождение.

Здесь, в Финляндии, есть и русскоязычные газеты, которые помогают людям адаптироваться в другой стране. «Курьер Суоми» и «Спектр» - вот только две из них. Всего же, по данным Кирилы Глушкова, в Финляндии живет около 23 тысяч русских, по официальным данным, более 20 тысяч жителей считают русский своим родным языком. Кстати, если судить, в частности, по газете «Спектр», русские в Финляндии стараются жить интересно и разнообразно: встречаются в специальных клубах по интересам, посещают кружки и студии, поют в хоре.

Вот, например, информация о деятельности одного из клубов под названием «Фамилия».

Каждую третью пятницу месяца клуб приглашает на русскоязычное чаепитие с песнями и танцами.

Каждую первую пятницу месяца – вечера украинцев.

Каждый вторник – танцевальное кафе.

Украиноязычная детская игровая группа по средам, русскоязычная – по вторникам.

Музыкальная и цирковая русскоязычные студии для детей.

Занятия по самообороне и хоккей с мячом в закрытом зале (общение на русском языке). Для всех.

Хоровое пение. Для всех.

Женский клуб.

Самодеятельный театр.

Кружок культуры «Нос Гоголя».

В программах клубов также концерты, Дни ветеранов, танцы, клубы любителей русского кино и так далее. Все эти клубы и мероприятия организуются по инициативе самих участников.  

Цели подобных объединений понятны – помочь людям адаптироваться в чужих краях, найти друзей и знакомых, воспитывать детей без потерь национальных традиций. Но, читая эти программки, я подумала, что именно такого общения не хватает сейчас нам в России, хотя мы и живем на родине. Времена-то для всех сейчас нелегкие, и жить было бы гораздо легче, имей мы возможность (а подчас и просто желание) хоть раз в месяц собраться с единомышленниками, или просто приятными людьми, забыть о проблемах и просто попеть или потанцевать вволю. Жаль только, что мы смирились с собственным постоянным недовольством и пассивностью и ничего не хотим изменить. А ведь для организации даже самого маленького клуба нужна хоть капелька задора.

Выходит, что для любого дела, будь это организация жизни национального меньшинства или клуба по интересам, в первую очередь необходима добрая воля самих людей, энтузиазм, если хотите. Без этого и финские шведы, и представители других групп – социальных или языковых – просто пропадут поодиночке. Может, и у нас, в наших городах и поселках, найдутся энтузиасты, которым будет по плечу расшевелить нас и заставить отказаться от пессимизма? Поживем – увидим…

(Продолжение далее)

Tags: ФИНСКАЯ ШВЕЦИЯ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments